Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 
Печать
Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда (Прочитано 41 080 раз)
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #30 - 09.02.2011 :: 12:32:07
 
Статья опубликована в журнале «Веси». 2003, Тавда. № 4(7). С.12-13.


Походяшины – основатели поселка Заводоуспенского.



         В 2008 году исполнится 300 лет со дня рождения одного из выдающихся уроженцев Верхотурья - М.М. Походяшина. Широко известно, что благодаря деятельности Походяшина была освоена значительная территория северной части бывшего Верхотурского уезда. Были построены заводы, рудники, из которых впоследствии выросли города: Североуральск, Краснотурьинск, Карпинск и ряд других населенных пунктов. Однако, мало кому известно, что деятельность Максима Михайловича протекала и в других местах, в частности, на юге современной Свердловской области. Об этом я сейчас и хотел бы рассказать.
          В 1753 году верхотурские купцы Максим Походяшин и Алексей Власьевский получили разрешение «всякие руды и минералы в Сибирской и Оренбургской губерниях приискивать свободно». Уже в 1754-1755 годах, найдя железную руду в «Красноярском ведомстве» они получают разрешение на строительство завода на р.Язагаш (левый приток Енисея). Одновременно походяшинские рудоискатели предпринимают поиски рудных приисков и в других местах, в том числе и в родном Верхотурском уезде. Так, с открытием месторождений на р.Колонге, в 1758 году начинается строительство Петропавловского завода. 27 июля того же 1758 года Походяшин подает в Канцелярию Главного Заводов Правления доношение, с приложенным к нему реестром 29-ти вновь отысканных рудных приисков. Примечательно, что 4 из них никакого отношения не имели к Верхотурскому уезду и находились в районе Терсюкской слободы на р.Исеть, т.е. в северной части Оренбургской губернии. В июле 1759 года сын Походяшина Василий присылает в Канцелярию дополнительный список из 18 рудных приисков, находящихся в том же районе. А 31 мая 1760 года поверенный Походяшина Иван Хлепятин подает в Канцелярию доношение: «…в силу данных вышеписанному хозяину моему из государственной Берг коллегии и из оной Главного Заводов Правления Канцелярии указов, для государственной и всенародной пользы, обысканы коштом ево в Тюменском уезде на речке Айбе, впадшей в речку Балду, а оная Балда впала с правой стороны в реку Пышму, от устья оной Айбы примером в пятнадцати верстах, поблизости деревни Земляной, где разстояния не более трех верст, к построению железовододействуемого завода удобное место. И неподалеку оного места железной руды прииски. При котором для строения, произведения и содержания того завода лесов и прочего оказывается довольно...» И просит Хлепятин прислать нарочного, чтоб тот освидетельствовал «вновь приисканные рудные места и под строение завода место и речку и, ежели по свидетельству явится к построению доменного и молотового завода удобно и руды окажутся по пробе благонадежны, то на том месте завод строить и руды добывать именованному хозяину моему заводчику Походяшину дозволить». К доношению был приложен реестр 12 рудным приискам. 12 июня для освидетельствования был послан пробирщик Екатеринбургской лаборатории Иван Никонов, который 15 марта 1761 года подал рапорт и сообщал: «на обысканное на речке Айбе под завод место ездил и осматривал. Которое по осмотру явилось состоит Сибирской губернии Тюменского ведомства в государственном порозжем месте, едучи по летнему тракту из города Тюмени, чрез деревни Червишеву и Земляных в деревню ж Спаскую, по левую сторону, от города Тюмени на пятьдесят шестой версте. Речка Айба водяною силою действием содержать может только одну домну и один молот с меховыми колесами». Всего за июль-сентябрь Никоновым были осмотрены 30 приисков железной руды. Только несколько из них оказались «благонадежными», т.е. количество руды в них было достаточно для дальнейшей разработки. По проведенным пробам количество чугуна в них колебалось от 20 до 48 фунтов. Все прииски располагались от предполагаемого под завод места в радиусе от 40 до 115 верст. Если мы посмотрим на современную карту Свердловской области, то это будет юго-восточная часть области - территория Тугулымского района, с захватыванием незначительной частью запада Тюменской и севера Курганской областей. Самый стык границ трех областей. Хочу заметить, что уже в 1762 году в работе члена-корреспондента Российской академии Петра Ивановича Рычкова «Топография оренбургская», наверное, впервые в литературе мы встречаем упоминание о Походяшине «Да от Исетска в 31 версте, вверх по речке Юрюме, по течению ее с левой стороны, при деревне Ильиной, в болотном месте найдена земля лазоревая наподобие кубовой краски, которую также маляры употребляют. Она отыскана верхотурским купцом и заводчиком Максимом Походяшиным, по данному ему из канцелярии главного правления Сибирских и Казанских заводов о прииске руд указу, который, называя ее медной рудой, посторонних без позволения от себя и брать не допускает». Удалось ли Походяшину получить разрешение на строительство «железовододействуемого» завода на р. Айбе или нет, данных об этом пока найти не удалось.
У некоторых исследователей, занимавшихся изучением деятельности Походяшина, утверждается, что винокурением он занимался всю жизнь, без какого-либо перерыва. Но это не так. В 1755 году он продал свои винокуренные заводы графу Петру Ивановичу Шувалову, перешедшие затем к его сыну Андрею Петровичу. В 1772 году у Шувалова заканчивался контракт на поставку вина в Сибирь, в связи с этим вокруг крупного казенного подряда на поставку вина развернулась ожесточенная конкурентная борьба, в которую был втянут и сын Походяшина - Василий Максимович. Он отправляет своего поверенного в Петербург к графу Шувалову, чтобы скупить у него все винокуренные заводы, и на «торгах» 5 августа 1770 года в Тобольске, где состоялся аукцион на этот крупный казенный подряд - поставку вина по всей Тобольской губернии, оказался победителем.
        Одновременно с описанной операцией он организует строительство нового винокуренного завода. В этой связи Василий Максимович писал в январе 1770 года тобольскому епископу Варлааму: «Имею я намерение при вновь строящемся моем тюменского ведомства винокуренном заводе построить вновь деревянную собственным своим коштом церковь. Которой завод расстоянием от города Тюмени в 55 или в 60 верстах жителей же заводских ныне на первый случай уже состоит до ста душ, а впредь еще несравненно умножатся и населяться домами будут, при коей вновь имеемой строиться церкви для исправления мирских треб желаю быть Кармацкого села из трех одному священнику Герасиму Бурдюкову да и сыну его Егору пономарем; коим сверх мирского содержания определена будет дачею достойная плата. Того ради Вашего Преосвященства покорнейше прошу об сложении оной вновь церкви дать благословенную грамоту и показанного священника и сына. его перевесть». По названию церкви завод был назван Успенским. Прошло восемь лет и в 1778 году, по указу Канцелярии Главного Заводов Правления, был составлен план «…как в бывшем винокуренном господина заводчика Максима Походяшина заводе по горному установлению плотина построена и какое где при оном заводе строение». Если мы сравним этот план и план составленный пробирщиком Никоновым в 1760 году, то окажется, что Успенский винокуренный завод был построен как раз на том месте, где Походяшин предполагал строить "железовододействуемый" завод на речке Айбе. Почему на этом месте был построен винокуренный завод, пока не ясно. Но, очевидно, мысль задействовать найденные, в свое время, прииски железной руды не покидала Походяшина все эти годы. Подтверждение этому мы находим на плане. Кроме «бывой винокурни с принадлежащими при оной строением и посудой» здесь располагались: плотина, «обложенная фундаментом и построенная без действия фабрика для полудомны и прочих, медная для дела посуды фабрика, полатка в коей горн для разогревания меди и олова и льют небольшую посуду, токарная фабрика, при оной горн для обжигания меди». Очевидно, медь доставлялась с Богословских заводов, из которой изготовлялась медная посуда. Но вот выплавлялся ли в полудомне чугун? На этот вопрос еще предстоит найти ответ. Если удастся найти данные о выплавке чугуна на Успенском заводе, значит будет доказательство, что в хозяйстве Походяшина был еще один металлургический завод. Любопытно, что на плане также отмечены церковь Успения Пресвятой Богородицы и Иоанна Златоуста, мучная мельница, кузница, салотопня и, что интересно, школа.
          После того как в 1791 году завод был продан казне, здесь возникла каторга (о нравах и положении каторжан Мамин-Сибиряк написал рассказ «Варнаки»), в Х1Х веке на месте винного завода была построена бумажная фабрика, которая действовала и в советские годы. В настоящее время Успенский завод - это рабочий поселок Заводоуспенский в Тугулымском районе.


Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #31 - 19.02.2011 :: 21:15:00
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Богословский родник» № 5
газеты «Карпинский рабочий». Карпинск, 20 мая 2003.С.5; № 6. 17 июня 2003. С.5 (а также в «Серебряном меридиане»  историко-краеведческом приложении к газете «Алюминщик». Краснотурьинск, № 26. 27 июня 2003; в историко-краеведческом выпуске «Вагран» газеты «Наше слово». № 90. Североуральск, 28 июля 2003; Заря Урала. Краснотурьинск, № 76. 18 сентября 2003).


Первый начальник Богословских заводов


     После того, как в 1791 году Походяшины продали Богословские заводы Государственному Ассигнационному Банку, функции управления заводами переходят от поверенных и приказчиков к Богословскому банковскому заводоначальству, во главе которого стоял Начальник. С 1875, когда заводы вновь перешли в частное владение, и по 1917 год заводами руководили Управляющие. Зона управления распространялась на Богословскую, Петропавловскую, Николае-Павдинскую заводские и Турьинскую горные конторы. Огромная территория находилась под управлением этих людей, которые обладали практически всей полнотой власти в Богословском крае. За 126 лет Богословскими заводами руководили около трех десятков Начальников и Управляющих. Но кого из них мы знаем? Естественно, первого, кого мы назовем, - Александра Андреевича Ауэрбах, долгие годы служившего Управляющим Богословским Горным округом и много сделавшего для нашего края. Наверняка, назовем Матвея Ивановича Протасова. Возможно, еще два-три имени. Имена остальных забыты и остаются неизвестны не только для большинства жителей северных городов, но и для специалистов, краеведов. По мере своей возможности хотел бы восполнить этот пробел и в данной статье рассказать о первом Начальнике Богословских заводов – Максиме Никитиче Попове.
     Максим Никитич родился в 1746 году (по другим данным в 1745 г.) в Екатеринбурге, в семье маркшейдерского ученика Канцелярии Главного заводов Правления. Надо сказать, что род Поповых начал свою службу на уральских заводах еще в 1724 году, когда В.И.Геннин назначил на должность учителя первой уральской школы в Уктусском заводе (ныне южная часть г.Екатеринбурга – прим. М.Б.) дьячка Каменского завода Якова Попова. Так что дед Максима Никитича был одним из первых уральских учителей. Отец – Никита Яковлевич – после окончания в 1740 г. Екатеринбургской школы начал свою службу маркшейдерским учеником. В XVIII и XIX вв. с этого невысокого чина начинали свою заводскую карьеру многие будущие горные офицеры и чиновники. Никита Попов был составителем нескольких оригинальных чертежей, в которых применил принципы прямоугольного проектирования: чертеж Пышминского месторождения золота, открытого Ерофеем Марковым близ Екатеринбурга (1745 г.), чертеж исследования грунтов с применением разрезов и проектирующих линий (1749 г.) и др. Но карьера его продолжалась недолго. В 50-х годах он внезапно умирает, оставив вдову с малолетним сыном Максимом. О детских годах Максима, его жизни в это время известно мало. Он, как и отец, учился в Екатеринбургской школе, получая по 4 рубля жалованья в год. 8 января 1760 года из Екатеринбургской полиции в Канцелярию поступило сообщение: «…по полуночи, во втором часу, учинился здесь, в Екатеринбурге, на канцелярской стороне в городе, умершего маркшейдерского ученика Никиты Попова у его вдовы Варвары Ивановой дочери, пожар. Горела горница, в которой по найму жительство имеет города Суздаля села Иванова крестьянин Иван Иванов…». Очевидно, после смерти мужа, испытывая материальные трудности, матери Максима пришлось сдавать комнаты за плату. Скорее всего, тяжелое положение вынудило Максима оставить школу и поступить на службу. 5 июня 1759 года Екатеринбургская золотых производств горная экспедиция обратилась в Канцелярию с просьбой прислать туда школьника Попова. Так закончилось детство Максима и началась его горная служба.
     Как и отец, в службу Максим вступил маркшейдерским учеником. С 1759 по 1765 годы он служил в Екатеринбургской золотых производств горной экспедиции «у описания горных работ и сочинения планов», с жалованьем 12 рублей в год. В марте 1765 года ему присвоен первый унтер-офицерский чин унтер-шихтмейстер 3-го класса и его переводят непосредственно в Канцелярию Главного заводов Правления, где он находится «у описания лесов, покосов и рудников». Именно в этот период у Максима Никитича состоялось первое знакомство с нашим краем. В 1767 году по указу Канцелярии он был отправлен к Походяшину, где в дачах Петропавловского и Богословского заводов им были освидетельствованы, описаны и составлены чертежи 27 рудных приисков. В ноябре 1767 года ему был присвоен очередной чин унтер-шихтмейстер 2-го класса, а в 1768 году его переводят в контору Екатеринбургского завода, где ему поручается присмотр за приходом и расходом припасов и материалов. В июле 1769 года он назначается на должность надзирателя работ в Екатеринбургскую монетную экспедицию. 19 ноября этого же года Максиму Попову дается следующая характеристика: «В штрафах и подозрениях не бывал. Знает арифметику, геометрию, сочинения в плане, профиле и преспекте разному строению чертежей. Горные работы описать и положить на план и профиль, а также для воздуха на конец штольни чрез три маркшейдерские маниры пробить шахту может. Знает небольшую часть механики. В бытность в монетном ведении в исправлении должности оказывает себя исправным и к продолжению службы способен. К произведению в 1-й класс достоин». И 23 июня 1770 года Максиму присваивается чин унтер-шихтмейстера 1-го класса. С 1771 по 1777 годы он в должности бухгалтера монетной экспедиции.
     Только через 17 лет службы Максим Никитич получает первый обер-офицерский чин. 30 января 1777 года указом Берг-коллегии он производится в шихтмейстеры и назначается к смотрению на мастеровыми при денежном переделе в Екатеринбургском Монетном дворе, где и находился по 4 апреля 1778 года. Некоторое время, с 4 апреля по 1 декабря 1778 года был в ведомстве Канцелярии «у строения фабрик». 1 декабря переведен вновь на Монетный двор.
     21 декабря 1779 года отправлен был вместе с главным командиром князем Енгалычевым в Петербург для представления «некоторых машин». Из Петербурга по указу Берг-коллегии был командирован в Смоленское наместничество для поиска железных руд и мест под строительство заводов, где и находился год и четыре месяца. 19 марта 1781 года по указу Берг-коллегии за «знание заводских дел и за доказанные им усердные и неусыпные труды» произведен в чин берг-гешворена. А 22 марта 1781 года по представлению генерал-поручика, правящего должность Пемского и Тобольского генерал-губернатора Е.П.Кашкина за «добропорядочную службу» Правительствующим Сенатом произведен в капитаны. С 1 мая того же года генерал-майором, правящим должность губернатора Пермского наместничества И.В.Ламбом определен к прежней должности на Монетный двор. А 20 декабря по указу Пермского наместнического Правления определен в Екатеринбургскую монетную экспедицию в должность второго члена. Кроме того, исполняет должность минцмейстера Монетного двора. В ходе правительственной реформы в 1781 году была ликвидирована Канцелярия Главного заводов Правления и функции управления горной отраслью перешли к Экспедиции Горных Дел Пермской Казенной палаты, находящейся в г.Перми. Отдаленность руководящего органа негативно сказалась на деятельности казенных заводов, в частности Гороблагодатских (с центром в Кушве). Эти заводы выполняли важные государственные заказы по снабжению флота, арсеналов и тульского оружейного завода разными сортами железа, якорями и артиллерийским снарядами, что требовало постоянного наблюдения за деятельностью заводов. Но члены Экспедиции не всегда имели возможность посетить Гороблагодатские заводы. Поэтому Пермская Казенная палата в 1791 году поручает капитану Попову «личное смотрение над Гороблагодатскими заводами, которого знание, способность и усердие в заводских делах Палате довольно известно, и многими случаями испытано, ибо не только Монетный двор поправлением всех машин приведен в выгоднейшее для казны и в исправнейшее состояние, но и Екатеринбургский завод под особым его смотрением приведен в успешнейшее обращение». Ему предлагалось в свободное время выезжать на Гороблагодатские заводы и, «входя во все части оных действия и управление», давать управителям свои устные и письменные замечания и наставления.
     В июле 1791 года Богословские заводы со всеми землями, лесами, приисками были проданы Походяшиными Государственному Ассигнационному Банку. Для управления их учреждена была при банке особая Экспедиция из одного советника и двух членов. Прием заводов и управление ими было поручено капитану Попову. 21 июля Экспедиция Горных дел рассмотрела рапорт, поступивший от Максима Никитича, в котором он просит откомандировать вместе с ним из ведомства Екатеринбургской Монетной Экспедиции и Екатеринбургского завода 23 человека мастеровых, «доброго и испытанного поведения» к содержанию «харчевых и заводских припасов», двух людей для «описания и положения на планы работ и заводов», а также одного пробирщика из Березовской золотых производств экспедиции. 1 сентября Экспедиция Горных Дел рассматривает два первых рапорта Попова уже с Богословских заводов. В первом он объявляет, что пруд Петропавловского завода (ныне г.Североуральск – прим.М.Б.) имеет под водой много расщелин, через которые вода из пруда выходит в трехстах саженях ниже плотины и «тем действию причиняет остановку» и что он надеется эти проходы ликвидировать. Во втором он сообщает, что пожарные заливные и горные коннодействующие машины находятся в крайней неисправности, а плавильные меха, «сделанные против обыкновенных иною фигурою», имеют слабую силу, потому и просит прислать на заводы плотинного мастера, двух слесарей, двух кузнецов, мехового подмастерья и столяра. Известно, что весной 1792 года он был уже «кавалером», т.е. к этому времени был награжден орденом. К весне 1793 г. Попов производится в чин надворного советника. В 1792 году составляются и утверждаются штаты Богословских заводов, которыми, сверх Экспедиции, назначено было при самих заводах Банковое Заводоначальство, открытое с 1793 года, под председательством Начальника М.Н.Попова (который до этого был управляющим заводами) и двух членов, избранных ему помощниками.
     Но казна не получила желаемых выгод от покупки заводов; через два года она увидела их расстройство, и в конце 1793 года статский советник Гурьев был послан для освидетельствования, как сказано в указе, «обращающихся в сих заводах денежных сумм и припасных капиталов, также для обозрения и исследования земель заводских и всей оных прибыльности, с учинением лабораторных проб рудам и выходимым из них нечистым металлам, и наконец, для изыскания причин уменьшения против прежних лет выплавки на сих заводах меди». В течение всего 1794 года Гурьев проводил проверку, по результатам которой Максим Никитич Попов был снят с должности Начальника Богословских заводов. К сожалению, о его дальнейшей судьбе пока ничего не известно. Мало известно и о личной жизни Попова, кроме того, что женат он был на дочери протоиерея Агриппине Петровне. В 1791 году у него было два сына: Василий – 20 лет, который обучался «немецкому, французскому языкам и математическим наукам», и Януарий – 7 лет, обучавшийся русской грамоте. Дочь Таисия в 1809 году проживала в Каменском заводе. Было ей тогда 30 лет. Владела тремя дворовыми людьми. В том же 1809 году была восприемницей (крестной – М.Б.) сына дьякона местной церкви Александра Даниловича Попова, а как говорилось выше, дед М.Н.Попова до назначения на должность учителя служил дьячком на Каменском заводе. Поэтому не исключено, что А.Д.Попов являлся родственником. В 1838 году Таисия Максимовна Попова проживала в Екатеринбурге и зафиксирована в исповедной росписи Кафедрального Богоявленского Собора, где отмечено, что ей было в то время 55 лет, не замужем.
     Вот пожалуй и все, что известно на сегодняшний день о первом Начальнике Богословских заводов.
Наверх
 
 
IP записан
 
радек
Новичок
*
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 1
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #32 - 20.02.2011 :: 23:35:08
 
Хотелось бы узнать о своих предках-румбах и как они оказались в этих краях.
С уважением, Сергей.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #33 - 28.02.2011 :: 11:03:42
 
Статья опубликована: Материалы Первой региональной краеведческой научно-практической конференции «Походяшинские чтения». 3 – 4 июля 2003 г. Верхотурье. Екатеринбург, 2005. С. 21 – 25.

                                    
ПОХОДЯШИН – ВНУК ПОХОДЯШИНА.



                 Находки последних лет свидетельствуют о том, что у М.М.Походяшина был четвертый сын – Михаил. Сейчас можно с уверенностью сказать, что у Михаила было, по крайней мере, трое детей: Евдокия – жена верхотурского купца, коллежского асессора Алексея Васильевича Зеленцова, Агриппина и Семен. Вот о Семене Михайловиче и пойдет речь. Наверное, единственным, кто связал это имя с родом Максима Михайловича, был пермский краевед второй половины XIX в. Ф.А.Прядильщиков, который в 1878 г. писал «…Род Походяшиных угас в 1830-х гг. Последним представителем его был, кажется, советник Пермского горного правления Семен Михайлович Походяшин».1
                 Родился Семен Михайлович в 1765 (1767) г., вероятнее всего в Верхотурье, в купеческой семье. В 1782 г. по своему желанию поступает на службу лейб-гвардии Семеновский полк вахмистром. В 1786 г. переводится  лейб-гвардии конный полк. Из-за болезни 1-го января 1787 г. вышел в отставку с чином  капитана армии. Для излечения болезни выехал за границу. После выздоровления, имея склонность к горной науке, обучался в Саксонии и Гарце около шести лет, как теории, так и практике на собственном своем иждивении. Возвратившись в Россию, был проэкзаменован Берг-коллегией на предмет знания горных наук и 28 февраля 1799 г. определен в должность бергмейстера Турьинских рудников банковских Богословских заводов, с переименованием из чина капитана в маркшейдеры. 11 апреля 1801 г. по указу Берг-коллегии прикомандирован в члены Богословского заводоначальства. В 1802 г. открывается Пермское горное начальство, начальником которого был назначен Андрей Федорович Дерябин, и по указу Сената от 8 января 1802 г. Семен Михайлович переводится младшим членом этого начальства. 28 февраля этого же года «за отличное усердие к службе, знание и способности, также и особенно оказанные заслуги по Высочайшему именному повелению» пожалован чином бергмейстера. 31 декабря 1804 г. «во уважение усердной и ревностной службы и отличных трудов» пожалован в чин обер-бергмейстера, а 25 июля 1806 г. произведен в берггауптманы 6-го класса.2
                   В 1806 г. система управления Уральскими горными заводами была реорганизована. Согласно доклада министра финансов, утвержденного 13 июля 1806 г. и проекта горного положения того же года, были ликвидированы горные начальства – Екатеринбургское, Пермское и Гороблагодатское, а вместо них образовано Пермское Горное Правление, соединившее власть и большую часть обязанностей Берг-коллегии и горных начальств. Горное правление находилось в Перми и состояло из двух департаментов. Первый ведал административными, в том числе полицейскими делами; второй контролировал судопроизводство. По проекту горного положения 1806 г. местное управление горными заводами принадлежало Пермскому и Вятскому генерал-губернатору и его помощнику по горной части Пермскому берг-инспектору, который председательствовал в 1-м департаменте на правах гражданского губернатора, и во 2-м в качестве председателя Палаты гражданского суда. По существу Пермский берг-инспектор руководил всей деятельностью горных заводов. В 1811-1827 гг. место генерал-губернатора Перми и Вятки никем занято не было, и все руководство горными делами осуществлял непосредственно берг-инспектор.3
23 августа 1806 г. указом Сената Семен Михайлович был определен младшим советником в 1-й департамент Пермского горного правления, где и прослужил почти 30 лет. За эти годы им были рассмотрены и исполнены многочисленные дела, каждое из которых - это тема для отдельной статьи. По указу Берг-коллегии от 15 ноября 1806 г. он находился при описании имущества Пермских казенных заводов и при сдаче их обер- берггауптману Дерябину, 29 января 1808 г. Горным правлением был направлен в Сысертские заводы для «приведения в надлежащий порядок и должное повиновение мастеровых тех заводов, и для внушения им Высочайшего узаконения, в какие дни они должны находится в работах и в какие им дарована от работ свобода». Одновременно был командирован для описи, оценки и приема в казенное управление Шайтанских железоделательных заводов Ширяева. На исполнение двух этих поручений у него ушло до пяти месяцев. В том же году был посредником при передаче Пермских казенных заводов от обер-берггауптмана Дерябина поступившему на его место Медеру. В 1809 г. три месяца находился на Юговском, Бизярском, Курашимском, Иргинском, Нижнеиргинском и Саранинском заводах московского купца Кнауфа при осмотре и оценке строений, припасов, людей, рудников и лесов. 31 марта 1810 г. был отправлен для осмотра действия и управления заводов наследников Турчанинова, а также для приведения непременных работников Полдневского участка, принадлежащих к этим заводам, в послушание и повиновение, После этого проехал на Березовские золотые промыслы, где осмотрел места для новой плотины и вассер-штольни «для действия водоотливных машин». Одновременно осмотрел и другие фабричные строения по Екатеринбургским заводам. 10 апреля 1811 г. был определен членом в Ижевскую следственную комиссию, учрежденную над Камсковоткинским оружейным начальством. 28 августа 1813 г. по указу Сената переведен в старшие советники 1-го же департамента. 14 июля 1816 г., состоя в сословии дворян Пермской губернии, получил от Пермского гражданского губернатора установленную в память 1812 г. бронзовую медаль на владимирской ленте. В 1817 г. был посредником при передаче Богословских заводов от горного начальника Качки сменившему его Клейнеру, кроме того, осмотрел рудники, устройства фабрик, машин и проч., а также находился при установлении цены марганцу, добываемому на Богословских заводах. В 1819 г. был командирован на Воткинский завод для установления повторных опытов над укладом и  для исследования поступков чиновника Тульского оружейного завода Ставровского. В 1822 г. вновь командируется на Воткинский завод для производства следствия по доносам заводских чиновников о разных злоупотреблениях и по жалобам непременных работников «на отягощении их работами». В 1823 и 1824 гг. находился при выборе и приеме ссыльных в мастеровые для определения в Богословские заводы.4
Осенью 1824 г. Пермь посещает император Александр I, которому 1-го октября были представлены чиновники Пермского горного правления. Советник Горного правления В.Д.Прянишников в своем письме к сенатору В.Ю.Соймонову так описывает эту сцену: «Входит Государь во всей форме и со шляпой, все по низкому поклону. Андрей Терентьевич (Пермский берг-инспектор Булгаков – прим. М.Б.) с листом в руках (хотя нас было 15 человек, которых всех он знает), стал однако-же представлять по регистру весьма твердо. Начал с Семена Михайловича, спрашивал, давно ли служит и подобное тому от прочих…».5 31 декабря 1825 г. Походяшин награждается орденом Св.Владимира 4-й степени, а 3-го апреля 1828 г. пожалован в чин обер-берггауптмана 5-го класса.6
                  В 1826 г. произошли изменения в местном управлении горными заводами Урала. 22 ноября была учреждена должность Главного начальника горных заводов хребта Уральского, который являлся директором Пермского горного правления, а берг-инспектор оставался вице-директором и первым заместителем Главного начальника. Одновременно берг-инспектор являлся командиром горных батальонов, рот и жандармов. С введением должности Главного начальника, подчиненного непосредственно министру финансов, управление горными заводами было отделено от местных гражданских властей.7 Главным начальником был назначен генерал-майор Богуславский. 5-го июня 1828 г. он доносил министру финансов: «…при первоначальных заседаниях моих в Пермском горном правлении я заметил крайний недостаток в членах сведущих и опытных по делам, до горной службы относящихся: кроме господина берг-инспектора и старшего советника Походяшина, я не могу назвать ни одного. По частовременным отлучкам господина берг-инспектора, советник Походяшин заступает место председателя во 2-м департаменте горного правления, а потому не всякий раз может заседать в 1-м, и в это время не остается в сем департаменте ни одного сведущего в делах, до технической, горной и заводской части относящихся…».8 Поэтому не удивительно, что спустя три года, 1-го июня 1831 г., будучи тяжело больным (надо сказать, что должность берг-инспектора в это время была вакантной), он дает Походяшину такое указание «По крайне болезненному состоянию моего здоровья, чувствуя себя не в силах заниматься делами, я вынужденным нахожу, во избежание остановки в делах, поручить Вам исполнение моей должности впредь до выздоровления моего».9 Но выздоровления не наступило. В полночь на 4 июня Богуславский скончался.10
Так Семен Михайлович оказался во главе всего горного хозяйства Урала. Почти три месяца исполнял он должность Главного начальника горных заводов хребта Уральского. 25 августа в должность берг-инспектора, с исполнением должности Главного начальника, вступил обер-берггауптман 5-го класса Адольф Андреевич Агте. В сентябре 1831 г., согласно указа Сената от 11 августа 1830 г., Пермское горное правление переводится в Екатеринбург, а с 20 октября переименовывается в Уральское Горное Правление.11 27 ноября Агте, отправляясь в командировку на Златоустовские заводы, возлагает на Семена Михайловича исполнение обязанностей Уральского берг-инспектора.12 Весной 1832 г. Походяшин еще раз посетил Богословские заводы «для удостоверения в справедливости действий Горного начальника Гавеловского по управлению сими заводами».13 А через два года в метрической книге Екатерининской соборной церкви г. Екатеринбурга была сделана запись, что статский советник Семен Михайлович Походяшин умер 21 марта от чахотки, в возрасте 68 лет, исповедан и приобщен священником Александром Левитским и погребен на общем кладбище.14 О личной жизни Семена Михайловича известно немного. Он был женат. В 1812 г. у него было две дочери: Вера – 5-ти лет и Надежда – 2-х лет. К 1827 г. он овдовел. В исповедной росписи Екатерининской соборной церкви г. Екатеринбурга за 1838 г. зафиксированы «умершего берггауптмана Семена Походяшина дочери девицы Вера – 32 и Надежда – 28 лет».15 Вот, пожалуй, и все, что известно на сегодняшний день о внуке Максима  Михайловича Походяшина.


                                          Примечания.

   1.Памятная книжка и адрес-календарь Пермской губернии на 1891г. Пермь, 1890. С.65.
   2. ГАСО. Ф.24. Оп.25. Д.713. Л.31об.-42.
   3. Там же. Оп.33. Предисловие.
   4. Там же. Оп.25. Д.713. Л.31об.-42.
   5. Владимир Юрьевич Соймонов // Горный журнал. Т.1. №2, 1894. С.301.
   6. ГАСО. Ф.24. Оп.25. Д.713. Л.31об.-42.
   7. Там же. Оп.33. Предисловие.
   8. Там же. Оп.25. Д.690. Л.4-4об.
   9. Там же. Ф.43. Оп.2. Д.1229. Л.24.
   10. Там же. Ф.24. Оп.25. Д.683. Л.292.
   11. Там же. Д.713. Л.508.
   12. Там же. Ф.43. Оп.2. Д.1229. Л.78.
   13. Там же. Ф.24. Оп.32. Д.3074. Л.269об.-272.
   14. Там же. Ф.6. Оп.1. Д.65. Л.257об.
   15. Там же. Оп.2. Д.479. Л.56.                      
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #34 - 06.03.2011 :: 15:03:01
 
Статья опубликована в  историко-краеведческом приложении «Серебряный меридиан» № 78 газеты «Алюминщик». Краснотурьинск, № 26. 24 июня 2005. С.1-2.


               
  ОТКРЫТИЕ РОССЫПНОГО ЗОЛОТА В БОГОСЛОВСКОМ

                                       
ГОРНОМ ОКРУГЕ. ПЕРВЫЕ ГОДЫ.



          Годы, в которые Богословские заводы находились в казенном содержании, были не лучшими в истории Богословского горного округа. Истощение рудных запасов, вследствие чего значительно уменьшилась выплавка металлов, ветхость строений, несовершенство механизмов были одними из причин, приведших к остановке Петропавловского и Николае – Павдинского заводов. Значительно сократилась выплавка меди и на Богословском заводе. Производство приходило в упадок. Открытие месторождений россыпного золота дало вторую жизнь округу. Золотое производство на долгие годы стало второй составной частью, после выплавки меди, в деятельности Богословского горного округа.
              Поиски золота на Северном Урале велись еще во второй половине XVIII века, во времена Походяшина. Об этом уже писали кандидат исторических наук В.А.Чудиновских, краеведы В.Я.Ищенко и Е.П.Мылов. Но это были поиски рудного, жильного золота, а история открытия россыпного золота в округе все время как-то оставалась в тени. Порой случаются досадные ошибки, к примеру, что честь открытия золота на Северном Урале принадлежит А.Н.Чеклецову, хотя год открытия известен – 1823-й. В Государственном архиве Свердловской области сохранилось несколько документов, позволяющих проследить события этого года.
                   19 октября 1823 года горный начальник Богословских заводов обер-гиттен-фервальтер М.А.Фереферов известил Пермское горное правление об открытых летом в округе золотосодержащих песках. Он писал, что «к открытию сему подали повод глинистые пески с кварцовыми валунами, - замеченные в береге реки Турьи, вверх от Богословскаго завода, верстах в 15, и на Воскресенском руднике, к северу от Петропавловскаго завода, в 35 верстах, в береге реки Сосвы, - обратив внимание узнать, не содержится ли в них золота. На сей конец было взято по небольшей части сих песков, - промыто при Богословском заводе, и они оказались золотосодержащими».(1)
                     В начале сентября из Екатеринбурга для поиска золотосодержащих руд и песков, по распоряжению учрежденной там Временной горной комиссии, в округ прибыла партия из 4 человек, «коим велено производить поиск от Николаепавдинскаго завода к Западу и Северу по Уральскому Хребту».(2) Прибывшие произвели промывку песков около Сухой речки, в 2-х верстах от Богословского завода вниз по реке Турье. Песок был признан золотосодержащим. Предыдущие поиски и опытная промывка приводили к выводу, что по рекам Сосьве, Турье и по речкам, впадающим в них, должны были находиться наносные золотосодержащие пески.
                    Тем временем 15 сентября в Богословск из Департамента горных и соляных дел поступило предписание: приступить к полномасштабной разведке золота в округе и о результатах поиска доносить еженедельно. Вследствие этого было сделано «подтвердительное разпоряжение к отысканию золотосодержащих песков в округах Богословскаго завода и Турьинских рудников, между тем как упомянутой выше, присланной с Екатеринбургских заводов партии, - представлено делать розыскания в округе Николаепавдинскаго завода, а затем предписано прозводить поиски песков и в окрестностях Петропавловскаго завода, кои в нынешнем году и продолжатся до глубокой осени».(3)
К сообщению Фереферова прилагалась ведомость, в которой перечислялись отысканные к 10 октября места с золотосодержащими песками. Всего таких мест было найдено 38. В том числе: в округе Богословского завода – 12, Петропавловского – 5, Николаепавдинского – 2, Турьинских рудников – 19. Назову только некоторые из них: в правом береге Богословского пруда; около Каквинского зимовья; на Веселой речке; на речке Лапче; в самом Богословском Заводе, около колокольной фабрики; вблизи Лобвинского зимовья и деревни Бессоновой; около Воскресенского рудника; выше моста через реку Вагран, от Петропавловского завода в 3-х верстах, на так называемой «прорве»; по речкам Илимке и Устее; в самих Турьинских рудниках – по речке Суходойке, около церкви и вблизи кладбища, возле горного госпиталя. В конце своего сообщения Фереферов добавил, что «во всех сих местах находится золото весьма мелкими листочками и зернами, но содержание его в известном количестве песков, за неудобностию ныне промывки, по наступившему холодному времени, - определено будет валовою работою в последствии».(4)
                     Из всех найденных 38 мест в 1823-1825 г.г. разрабатывалась только россыпь по речке Суходойке. Небогатая по содержанию, она в течении трех лет дала только 11 фунтов 56 золотников 36 долей золота. После того, как берг-гешворен А.Н.Чеклецов в 1826 году провел разведку на золото в округе Петропавловского завода, были открыты прииски Пуинский и Логовой. В том же 1826 году в районе Николае-Павдинского завода был открыт прииск Банной. Но в то время, с открытием этих приисков, добыча золота увеличилась незначительно. За 5 лет, с 1823 по 1827 год, было намыто только 25 фунтов 68 золотников 60 долей золота. И только с открытием в 1828 году Александровской, Полутовской, Питателевской и Величкинской россыпей добыча золота увеличилась до 3 пудов 6 фунтов 37 золотников 86 долей.(5) Кстати, Александровский и Питателевский прииски осмотрел немецкий ученый Александр Гумбольдт, посетивший в июне 1829 года Богословские заводы.(6) Знаменательным в плане открытий стал 1829 год. Партиями под руководством практиканта Александра Матвеевича Прохорова и шихтмейстера Бабушкина были найдены золотоносные россыпи по речке Песчанке. Прииск, открытый на этой речке, получил название Петропавловский и был богатейшим, по тем временам, в округе. Царский прииск, такое название получила россыпь по речке Степановке, найденая унтер-шихтмейстером Дмитрием Атманским и унтер-штейгером Ефимом Васильевичем Быковым. Унтер-шихтмейстером Степаном Ивановичем Савиновым был найден прииск по речке Федотовке. В округе Петропавловского завода - по речке Луковке, впадающей в речку Мостовую, унтер-шихтмейстером Василием Петровичем Атманским был найден прииск, названный Луковским. Кроме этого, не столь богатые по содержанию золота прииски были открыты маркшейдером Матвеем Ивановичем Протасовым по речке Николаевской, шихтмейстером Фрезе по речке Ужеговке, унтер-шихтмейстером Петуховым по речке Логовой.(7) Открытия 1829 года позволили уже в 1830 году добыть около 57,5 пудов золота. А всего за 22 года со времени основания в округе золотого промысла (1823-1845) было намыто 673 пуда 23 фунта 84 золотника 8 долей золота.(8)
                      В 2003 году исполнилось 180 лет со времени открытия россыпного золота на Северном Урале. К сожаления, событие это осталось не замеченным. На протяжении всех 180 лет продолжается добыча золота. Преемником Турьинских золотых промыслов и Южно-Заозерского прииска считает себя производственная артель старателей «Южно-Заозерский прииск», и приходится очень сожалеть, что обращение к руководству артели с просьбой открыть на речке Суходойке в честь этого события небольшой памятный знак, поддержки не нашло.


                                  Примечания:

1.      ГАСО. Ф.24. Оп.2. Д.1096. Л.1-1 об
2.      Там же. Л.1 об.
3.      Там же. Л.3-3 об.
4.      Там же. Л.3 об.-4.
5.      Там же. Ф.24. Оп.23. Д.4675. Л.375-375 об.
6.      О путешествии г.ф. Гумбольдта по Росcии // Горный журнал. 1830. № 5. С.242-243.
7.      Об открытых в Богословских заводах золотоносных россыпях // Горный журнал. 1829. № 10. С.124-127.
8.      ГАСО. Ф.24. Оп.23. Д.4675. Л.375 об.-376.
                                                                                                                        
Наверх
 
 
IP записан
 
Тренер
Пользователь
**
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 81
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #35 - 09.03.2011 :: 11:26:49
 
Mihail, очень бы хотел с вами познакомиться (а может быть, мы знакомы?). Дело в том, что я тоже занимаюсь краеведением и опубликовал одну книжку о нашем крае. Сейчас веду отдел в "Заре Урала". Думаю, что ваши материалы очень даже пригодятся для этого отдела. Что вы скажете на этот счёт?
Наверх
 
 
IP записан
 
Тренер
Пользователь
**
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 81
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #36 - 09.03.2011 :: 11:35:31
 
Mihail, мы с вами знакомы? Я тоже занимаюсь краеведением (опубликовал книжку о нашем крае, а сейчас закончил её продолжение). Как вы смотрите на то, чтобы ваш материал был фрагментарно использован в моём краеведческом отделе, который я веду в газете "Заря Урала"?
Борис Углицких
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #37 - 18.03.2011 :: 17:38:00
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Богословский родник» № 11
к газете «Карпинский рабочий». Карпинск, 23 ноября 2010. № 92.С.7.


Корпуса горных инженеров генерал


     В 2011 г. мы будем отмечать 310-летие уральской металлургии. И как тут не вспомнить Александра Андреевича Иоссу, человека, так много сделавшего для развития в нашем крае этой отрасли промышленности. К сожалению, на родине его имя полностью забыто. А он ведь наш земляк, и в этом году исполняется 200 лет со дня его рождения.
     Родился Александр Андреевич в Богословском заводе 19 декабря 1810 г. в семье управителя Богословского медеплавильного завода. Будучи еще мальчиком, он мечтал поступить на военную службу, но отец его, Андрей Григорьевич, любя горное дело, постоянно внушал Александру свое желание видеть его горным офицером. Получив домашнее воспитание под непосредственным руководством таких умных, образованных женщин, как его бабушка Елена Самойловна Дрейер и матушка Дарья Федоровна, Александр в 12 лет поступает в горный кадетский корпус, который и заканчивает в 1829 г. с большой серебряной медалью и чином шихтмейстера 13-го класса.
     Пробыв некоторое время практикантом, познакомившись с производством, молодой горный инженер был назначен 30 мая 1830 г. смотрителем Кушвинского завода, где занялся изучением доменной плавки. В сентябре 1833 г. по поручению Главного начальника Уральских заводов он объехал горные заводы Урала для изучения их в техническом отношении. Результатом стала статья в Горном журнале «Описание выделки листового железа в Режевском заводе». В апреле 1834 г. он назначается помощником управителя Кушвинского завода, а с 20 июня переводится в Корпус горных инженеров поручиком. В 1835 г. Александр Андреевич уже управитель Кушвинского завода.
     Во время объезда уральских заводов начальник Штаба Корпуса горных инженеров К.В.Чевкин обратил внимание на столь молодого управителя, сумел по достоинству оценить его знания и способности и тут же выразил желание перевести его в Златоустовский горный округ, что и было сделано в 1836 г. Произведенный в августе 1837 г. в звание штабс-капитана, он в ноябре того же года назначается управителем Артинского завода. С этого момента начинается вполне самостоятельная деятельность А.А.Иосса. В Златоустовском округе А.А.Иосса пробыл до 1847 г., получив за это время последовательно чины капитана, майора и ордена св.Станислава и св.Анны.
     По Высочайшему повелению от 16 мая 1847 г. Александр Андреевич был отправлен за границу для изучения железного дела на лучших заводах Германии, Бельгии, Англии. По возвращении в 1849 г. на Урал он получил чин подполковника и был назначен управителем Воткинского завода, самого большого на Урале, с многопрофильным производством, занимающегося всем – от выделки сортового и фигурного железа до выделки корабельных цепей и якорей. В 1850 г. им была построена здесь первая на Урале газопудлинговая печь. Но главная заслуга А.А.Иосса во время управления его Воткинским заводом – это усовершенствование процесса выделки якорей.
     В 1851 г. А.А.Иосса был назначен горным начальником Златоустовских заводов. Награжденный за отличную службу орденом св.Анны 2-й степени, А.А.Иосса перешел в 1855 г. горным начальником на Воткинский завод. Новый начальник умел находить заказы, и производство завода при нем значительно возросло, а средства механической фабрики и судостроительного заведения увеличились. В 1858 г. завод получил заказ на изготовление углового железа на остов шпица колокольни Петропавловского собора в Петербурге. Работа была выполнена за 3 месяца и обошлась вдвое дешевле, чем за нее просили петербургские заводы. За эту работу он был пожалован бриллиантовым перстнем.
     В 1861 г. А.А.Иосса отправился в отпуск за границу, где на заводе Брауна в Шеффильде впервые и познакомился с бессемеровским процессом – в металлургии революционным новшеством тех лет. Он сразу же оценил всю важность его и предлагал ввести этот метод для отливки брони и орудий, но устремления его тогда сочувствия не встретили. 30 августа 1861 г. Александр Андреевич был произведен в генерал-майоры, а 23 сентября его вызвали в Петербург для работы в комиссии под председательством адмирала графа Путятина. Комиссия занималась выполнением заказов Военного и Морского ведомств.
     К маю 1862 г. А.А.Иосса приступил к постройке Камского броневого завода, а к октябрю 1863 г. он был назначен Главным начальником Уральских заводов. При нем стали больше внимания уделять золотым промыслам. Была проведена детальная разведка горы Благодать, построены Пермские пушечные заводы, проведено преобразование Горного Правления. Осознавая вредные последствия разобщенности Уральских заводов с Европейской Россией, Александр Андреевич одним из первых откликнулся на возникшую в конце 60-х гг. XIX в. мысль о соединении русской железнодорожной сети с сибирскими реками.
     Более 40 лет прослужил выходец с Богословского завода Александр Андреевич Иосса на Урале. Умный, высокообразованный, начитанный, он любил горное дело, был ему предан. Постоянно вращаясь среди людей, он многих рабочих знал лично и усердных к труду охотно поощрял. К товарищам своим по службе, к однокашникам из Горного кадетского корпуса относился самым дружеским образом, особенно тесная дружба связывала его с Петром Михайловичем Карпинским.
     С грустью покидал Александр Андреевич Урал, когда в июне 1870 г. был назначен членом Горного Совета и Горного Ученого Комитета с поручением заступить на место председателя Горного Совета. И на новом месте он, получивший чин тайного советника, продолжает активную деятельность.
     В бурной деятельности, в труде на благо России прошли и все последующие годы А.А.Иоссы. Он награждается орденами св.Владимира 2-й степени, Белого орла и золотой табакеркой с вензелем государя. 1 января 1889 г. в шестидесятилетний юбилей своей службы, ему был присвоен чин действительного тайного советника (2-й чин в Табели о рангах). Чин, которым никто из горных инженеров до него удостоен не был. В феврале 1891 г. он в связи с ухудшением здоровья подает прошение об отставке, а 2 января 1894 г. не стало «одного из популярнейших и наиболее уважаемых русских горных инженеров», как было сказано в некрологе. Похоронен Александр Андреевич был в Петербурге на Смоленском православном кладбище.
     

Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #38 - 27.03.2011 :: 14:28:50
 
Статья опубликована: Восьмые Татищевские чтения. Материалы региональной
научной конференции. Екатеринбург. 27-28 мая 2010 г. Екатеринбург, 2010. С.61-66,
под названием «Книги Богословского горного округа, или Что читали в Богословских заводах в середине XIX века» (с небольшими изменениями) в «Богословском роднике» № 9 историко-краеведческом выпуске к газете «Карпинский рабочий», 21 сентября 2010 г.



КНИЖНЫЙ  ГОД (1851) БОГОСЛОВСКОГО ГОРНОГО ОКРУГА


     
     Изучение духовной культуры дореволюционного Урала невозможно представить без изучения истории библиотек. В последние годы изучаются частные, дворянские, монастырские библиотеки. Но в данной работе хотелось бы обратить внимание на практически совершенно не исследованную тему: «История заводских библиотек и их реконструкция». На Урале существовало несколько казенных горных округов: Богословских, Гороблагодатских, Екатеринбургских, Златоустовских, Пермских и Камско-Воткинских заводов. И при каждом округе находилась библиотека. Имелись библиотеки и при некоторых частных заводах. Даты основания этих библиотек различны. Так, например, по документам Богословская поступила в казенное ведомство вместе с купленными в 1791 г. от заводовладельцев Походяшиных заводами. При поступлении в ней было названий книг 786 и томов 1034 (1).
Этот факт ставит Богословскую библиотеку не только в ряд старейших, богатейших заводских библиотек, но и всего Урала. Дело осложняется тем, что архивный фонд Богословских заводов до 1880 г. очень незначительный (всего три десятка дел). В 1875 г. Богословский горный округ был продан в частные руки, а заводской архив после продажи был перевезен на Гороблагодатские заводы (2). В архивном фонде Гороблагодатских заводов документы Богословского горного округа пока тоже не выявлены. Проблема реконструкции библиотеки заставила обратить внимание на казалось бы совершенно далекие от библиотечного дела документы – бухгалтерскую документацию. При написании данной работы были использованы материалы двух годовых отчетов: «Годовой финансовый отчет по Главной конторе Богословских заводов с мая 1851 г. по май 1852 г.» и «Годовой финансовый отчет по золотым приискам округа с января 1851 г. по январь 1852 г.». 
     Литературу, упомянутую в годовых отчетах можно разделить на две группы: периодику и книги. В свою очередь периодику можно подразделить на официальные издания, те издания, которые требовались при работе заводов и другие.
     Так к официальным изданиям относились «Сенатские ведомости», выписанные для заводской библиотеки в газетной экспедиции Санкт-Петербургского почтамта, в количестве пяти экземпляров на 40 рублей (3). С 1808 г. новые узаконения печатались в «Сенатских ведомостях» еженедельно по мере их издания, а с 1838 г. «Ведомости» выходили по два раза в неделю (4). Богословские заводы находились в Верхотурском уезде Пермской губернии и не могли обойтись без официального издания Пермского губернского правления, куда были отосланы 3 рубля за один экземпляр годового издания «Пермских губернских ведомостей» на 1851 г. (5) Газета «Пермские губернские ведомости» издавалась еженедельно с 1838 г. согласно Положению о порядке производства дел в губернских правлениях, Высочайше утвержденному 3 июня 1837 г. Газета состояла из официальной и неофициальной частей. В официальной части публиковались постановления, предписания и объявления государственных органов; в неофициальной помещались сведения о местных происшествиях, торговле, сельском хозяйстве, промышленности, учебных заведениях, явлениях природы, материалы по истории, этнографии, археологии и географии губернии. Здесь же печатались частные объявления (6). Наверное, к официальным изданиям можно отнести и газету «Московские ведомости», которые издавались Московским университетом с 26 апреля 1756 г. «Московские ведомости» до середины XIX в. были самой крупной газетой в России. В ней публиковались Высочайшие и сенатские указы, рескрипты, реляции. Издавалась она три раза в неделю. В 40-х гг. XIX в. газета приобрела литературно-общественное значение. В 1850-1855 гг. редактором был известный русский публицист Михаил Никифорович Катков (7). 10 рублей за годовой экземпляр этой газеты на 1852 г. и было выслано заводом в газетную экспедицию Московского почтамта. Газета предназначалась для чиновников Богословского завода (8).
     С июля 1825 г. по инициативе русских ученых Д.И.Соколова, П.П.Аносова, В.В.Любарского, И.Г.Гавеловского и др. стал издаваться ежемесячный научно-технический и производственный «Горный журнал или собрание сведений о горном и соляном деле, с присовокуплением новых открытий по наукам, к сему предмету относящимся» («Горный журнал»), который освещал вопросы развития горнодобывающей промышленности не только России, но и зарубежных стран (9). Естественно, чтобы быть в курсе всех новостей происходящих в горнозаводской деятельности Богословскими заводами в Ученом Комитете Корпуса горных инженеров были выписаны «Горные журналы» на 1852 г.: три экземпляра для чиновников Богословского завода, пять для Турьинских медных рудников и золотых промыслов, два для заводской библиотеки. Всего десять экземпляров на 60 рублей (10). В структуре Богословского горного округа находилось свое лесное хозяйство, поэтому по предложению Департамента Горных и Соляных дел для лесничего округа капитана Орлова был выписан «Лесной журнал». Журнал в это время являлся периодическим изданием Вольного экономического общества, которому и были перечислены 3 рубля за годовой экземпляр на 1851 г. (11) Не была забыта и заводская медицина. В газетной экспедиции Санкт-Петербургского почтамта были выписаны для библиотеки по одному экземпляру «Военно-медицинского журнала» и журнала «Друг здравия». Еще один экземпляр «Друг здравия» был выписан лекарем госпиталя Турьинских рудников Тетюевым (12) непосредственно у редактора журнала Евгения Венцеславовича Пеликана, профессора Петербургской медико-хирургической академии (13). В Петербурге при Департаменте мануфактур и торговли издавался ежемесячный «Журнал мануфактур и торговли», при котором в 1839-1857 гг. выходили еженедельные «Горнозаводские и мануфактурные известия» (14). Очевидно, «Известия» представляли какой-то интерес для Богословских заводов, если для здешней библиотеки были выписаны на 1852 г. два годовых экземпляра. Еще два экземпляра были выписаны для чиновников Турьинских рудников (15).
В 1818 г. чиновником Коллегии иностранных дел П.П.Свиньиным был основан журнал «Отечественные записки», издание которого он в 1839 г. уступил А.А.Краевскому. Журнал в руках Краевского совершенно преобразился и был с одобрением встречен читателями. «Отечественные записки» не замедлят занять первое место в современной русской журналистике», – писал В.Г.Белинский, высоко оценивая художественную прозу и стихотворения в первых номерах издания. Среди сотрудников были и литераторы пушкинского круга (Жуковский, Вяземский, В.Ф. Одоевский, Д.В. Давыдов), и будущие активные участники «Москвитянина» (Погодин, Шевырев, М.А. Дмитриев, И.И. Давыдов), и будущие славянофилы (Хомяков, С.Т. Аксаков), и перешедшие из «Литературных прибавлений» молодые писатели (Лермонтов, Соллогуб, И.И. Панаев). Преобразованные «Отечественные записки» стали объемистым (до 40 печатных листов) ежемесячником. Каждая книжка журнала была разбита на восемь отделов: «Современная хроника России», «Науки», «Словесность», «Художества», «Домоводство, сельское хозяйство и промышленность вообще», «Критика», «Современная библиографическая хроника», «Смесь». Особенно выдвинули журнал отделы критики и библиографии, в которых со второй половины 1839 г. стал работать Белинский. В «Отечественных записках» появились лучшие произведения русской литературы, созданные в 1840-х годах (16). Годовой экземпляр «Отечественных записок» на 1852 г. и был выписан для чиновников Богословских заводов в газетной экспедиции Санкт-Петербургского почтамта (17).
Определенную загадку пока представляет выписанный в той же газетной экспедиции на 1852 г. – «Репертуар» (18). Возможно, это театральный, музыкальный и литературно-художественный журнал «Репертуар русского и пантеон всех европейских театров». Выходил в Петербурге в 1842-1856 гг., с 1843 г. – ежемесячно. Образовался из слияния «Репертуара русского театра» с «Пантеоном русского и всех европейских театров». В журнале печатались русские и переводные пьесы, романы, театральные мемуары, статьи по теории и истории театра и музыки. В 1844-1852 гг. на последних страницах журнала давалась «Театральная летопись» (обозрение текущего репертуара). В 1852-1856 гг. журнал выпускал приложение «Репертуар русской сцены». В 1847-1856 гг. издателем и редактором журнала был известный водевилист Федор Алексеевич Кони (19). До 1841 г. на Богословских заводах существовал заводской оркестр. Может быть оркестр был еще и в 1851 г. и журнал был выписан для него, а может быть кто-то из заводских чиновников был театральным любителем.  Для кого предназначался этот журнал, пока, выяснить не удалось.
Среди книг, упомянутых в отчетах, также можно выделить официальные издания. Это XIV Продолжение Свода законов (издания 1842 г.), пять экземпляров которых были присланы Департаментом Горных и Соляных дел для присутственных мест Богословских заводов (20). В Богословском горном округе располагались три роты 9-го Оренбургского линейного батальона. Многие военнослужащие имели семьи. По всей видимости, поэтому и был выписан для библиотеки из типографии Департамента военных поселений «Свод постановлений о солдатских детях» (21). 
Из Уральского горного правления был получен один экземпляр сочинения надворного советника Перцева «Расчисления о металлах» (22). От Департамента Горных и Соляных дел поступили четыре экземпляра сочинения «Naturlistor isole Bemerkunyen als Beitragzur verg ceilenden geodnosie» (23). К сожалению, данное сочинение пока не удалось идентифицировать, поэтому при написании названия книги возможны ошибки. Но находящееся в названии слово «geognosie» указывает на принадлежность книги к горному делу.
Из штаба Корпуса горных инженеров были присланы четыре экземпляра «Палеонтологии России» с литографическими таблицами (24). Автором данного сочинения был действительный статский советник, профессор зоологии, сравнительной анатомии и минералогии Петербургской медико-хирургической академии Эдуард Иванович Эйхвальд. Особенно крупное научное значение имеют его труды в области палеонтологии России, выразившиеся как в целом ряде научных статей и заметок, так в особенности и в первой грандиозной попытке дать полное описание всего палеонтологического материала, собранного в России (25). В 1851 г. в заводскую библиотеку поступила книга отставного берггауптмана, известного историка Сибири Григория Ивановича Спасского, который последние годы жизни жил в Одессе и, занимаясь изучением древностей Черноморского края, опубликовал в 1850 г. в Москве «Археолого-нумизматический сборник, содержащий в себе сочинения и переводы относительно Тавриды вообще и Босфора Киммерийского в частности» (26). Вот этот сборник и поступил в библиотеку.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #39 - 27.03.2011 :: 14:30:07
 
В том же году из газетной экспедиции Санкт-Петербургского почтамта поступил один экземпляр только что изданного «Альбома балагура» (27). Составителем «Альбома» был Гавриил Петрович Кругликов, известный своими шутливо-остроумными альманахами, издатель «Невского зрителя» (1820-1821 гг.), сотрудник «Литературных прибавлений к Русскому инвалиду» (30-е годы XIX в.). В первых числах 1837 г. в почтамте Санкт-Петербурга, где он служил начальником газетной экспедиции, состоялась его встреча с А.С.Пушкиным (28). Следует отметить, что в словаре Брокгауза и Ефрона неточно указан год издания «Альбома» - 1861 г. (29) Та же ошибка и в книге известного советского пушкиниста М.А.Цявловского. Кроме уже упомянутой литературы для чиновников Богословского завода были выписаны два экземпляра «Месяцеслова на 1851», издаваемого при типографии штаба отдельного Оренбургского корпуса. Для чиновников Турьинских рудников этот же «Месяцеслов» был выписан в количестве 31 экземпляра (30). Штабом Корпуса горных инженеров были присланы четыре экземпляра «Календаря на 1852 год» (31).
Не были забыты и горнозаводские школы округа. Для них были получены 20 экземпляров «Азбук», 20 экземпляров «Сборников» и 8 экземпляров «Грамматик». Также для школ Богословских заводов штабом Корпуса горных инженеров были присланы 30 экземпляров 1-й и 2-й книг под названием «Сельское чтение» (32). В 1843 г. государственный деятель и писатель Андрей Парфенович Заблоцкий-Десятовский, вместе с другом своим князем, русским писателем и общественным деятелем Владимиром Федоровичем Одоевским, предприняли издание этого сборника для крестьян, в первые два года разошедшегося в количестве до 30 000 экземпляров. Этот колоссальный успех Белинский объяснял как глубоким знанием быта, потребностей и самой натуры русского крестьянина, так и талантом, с каким издатели сумели воспользоваться этим знанием (33).
Всего в двух годовых отчетах упоминаются 10 названий периодических изданий в количестве 27 экземпляров и 13 названий книг в количестве 124 экземпляров. А в общей сложности 23 названия печатных изданий в количестве 151 экземпляра. Издания предназначались для заводской библиотеки, присутственных мест округа, школ, а некоторые, видимо, для личного пользования заводских чиновников. В заключение хотелось бы заметить, что бухгалтерскую документацию вполне можно использовать для реконструкции заводской библиотеки. 

Примечания:


1. ГАСО. Ф.24. Оп.23. Д.7318. Т.1. Л.77.
2. Там же. Ф.43. Оп.1. Д.929. Л.527 об.
3. Там же. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.42 об.
4. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1900. Т.XXXА (Слюз - София Палеолог). С.650.
5. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.12. Л.17 об.
6. Большая Российская энциклопедия. М., 2007. Т.8 (Григорьев-Динамика). С.120; Большая Советская энциклопедия. М., 1972. Т.7 (Гоголь-Дебит). С.429; Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1898. Т.XXIII (Патенты на изобретения - Петропавловский). С.339.
7. Большая Советская энциклопедия. М., 1974. Т.17 (Моршин – Никиш). С.31; Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1897. Т.XX (Московский университет – Наказания исправительные). С.4.
8. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.67 об.
9. Большая Советская энциклопедия. М., 1972. Т.7 (Гоголь-Дебит). С.108.
10. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.42 об., 67 об., 85 об.
11. Там же. Л.13.
12. Там же. Л.22, 42 об.
13. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1898. Т.XXIII (Патенты на изобретения - Петропавловский). С.112.
14. Там же. 1894. Т.XII (Жилы-Земпах). С.71.
15. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.23, 41 об.
16. История русской журналистики XVIII-XIX веков. М., 1973. С.240-242.
17. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.16.
18. Там же. Л.16.
19. Галкина С.А. Репертуар русского и пантеон всех европейских театров // Театральная энциклопедия. М., 1965. Т.IV (Нежин-Сярев). С.598.
20. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.98.
21. Там же. Л.41 об.
22. Там же. Л.16.
23. Там же. Л.43 об.
24. Там же.
25. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1904. Т.XL. (Шуйское - Электровозбудимость). С.209-210.
26. Там же. 1900. Т.XXXI (София-Статика). С.149.
27. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.15.
28. Цявловский М.А. Книга воспоминаний о Пушкине (1837-1899). М., 1931. С.336, 338.
29. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1896. Т.XVIIА. (Ледье -Лопарев). С.795.
30. ГАСО. Ф.45. Оп.1. Д.11. Л.65 об., 81 об.
31. Там же. Л.43 об.
32. Там же. Л.73 об.
33. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1894. Т.XII. (Жилы -Земпах). С.86-87.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #40 - 03.04.2011 :: 16:12:40
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Богословский родник» № 10 к газете «Карпинский рабочий». Карпинск, 26 октября 2010.С.4-5; под названием «Библиотекари Богословского горного округа в первой половине XIX в.» (с небольшими изменениями) в «Истории библиотек. Исследования, материалы, документы». СПб., 2008. Вып.7. С.10-14.



ОТ  ПЕТРА  И  МАТВЕЯ
БИБЛИОТЕКАРИ  БОГОСЛОВСКИХ  ЗАВОДОВ.  ИМЕНА  И  СУДЬБЫ.



Наверное, трудно представить нашу жизнь без образования, медицины. Каждый из нас учился в школе, хоть раз в жизни обращался в больницу, пользовался услугами аптеки, почты, библиотеки, кинотеатра. В жизни бывает все, и кому-то довелось столкнуться с милицией, судом, пожарными. Все эти учреждения воспринимаются нами как само собой разумеющееся, стали обыденными атрибутами нашей жизни. Возможно, некоторые считают, что история этих учреждений началась после октября 1917 года, при советской власти. Хотя на самом деле история их начинается в XIX, а то и вовсе в XVIII в.  Школы, госпитали, больницы, аптеки, почта, полиция, суд, пожарные, лесничества, обсерватория, архив и библиотека, а также кинематограф появились на Северном Урале задолго до октября 1917 г.. Был даже свой санаторий. Располагалась воинская часть – 9-й Оренбургский линейный батальон. К сожалению, мало мы знаем как про историю этих учреждений, так и про тех, кто работал в них, в частности библиотекарей Богословского горного округа. 
История библиотечного дела на Урале до 1917 года, безусловно, изучается, но в поле зрения исследователей в основном попадают  библиотеки, основанные земствами и частными лицами. Это работы по истории библиотек Татищева, Демидовых, Строгановых. Между тем работы, посвященные библиотекам казенных заводов, практически отсутствуют – и это несмотря на то, что Урал известен как промышленный край уже 300 лет. В начале XIX в. казенные заводы были объединены в горные округа: Богословский, Гороблагодатский, Екатеринбургский, Златоустовский, Камсковоткинский и Пермский. Первые три находились на территории современной Свердловской области. Возможно, отсутствие сведений по библиотекам казенных заводов объясняется, к примеру, тем, что архивные фонды Богословского и Гороблагодатских округов очень бедны документами. Тем не менее если о самих библиотеках сведений нет практически никаких, то материал о библиотекарях можно найти в заводских формулярных списках. Так автору данной статьи удалось выявить шесть человек, служивших библиотекарями в Богословском горном округе в XIX в.
Сначала немного предыстории. Богословский и Петропавловский заводы, Турьинские рудники были основаны во второй половине XVIII в. верхотурским купцом М.М.Походяшиным, Николае-Павдинский завод - совместно с тульским купцом В.Ливинцовым. Возможно, что уже в походяшинский период на заводах стала складываться библиотека. Так, в 60-е годы XVIII в. была издана книга президента Берг-коллегии И.А.Шлаттера «О рудном, плавиленном, заводском и пробирном искусствах», которая распространялась среди горных офицеров и заводчиков. В 1767 г. Походяшину и Ливинцову были отправлены два тома по шесть книг, на общую сумму 41 руб. 50 ½ коп. В 1768 г. был отослан третий том, по три книги, на сумму 9 руб. 61 ½ коп. В 1791 г. походяшинские заводы были проданы в казну и при продаже составлены передаточные ведомости. К сожалению, в них ни одной книги обнаружить не удалось.
Но давайте вернемся к XIX веку. Первыми, из известных на данный момент, библиотекарями Богословских заводов были братья Петр и Матвей Ивановичи Протасовы, сыновья известного уральского медика, штаб-лекаря Ивана Васильевича Протасова, который в начале 1805 г. был назначен профессором патологии и терапии Казанского университета, но в должность вcтупить не успел, так как 10 апреля 1805 г. умер в Перми. Петр родился 25 ноября 1799 г. в Красноуфимске, где отец служил уездным врачом. Учился в Горном кадетском корпусе, где за успехи в учебе был награжден книгами, большой и малой золотыми медалями. По окончании учебы был отправлен на Богословские заводы, где в апреле 1819 г. определен смотрителем чертежной и лаборатории Богословского завода.
19 августа того же года был назначен помощником управителя Богословского завода и смотрителем библиотеки (19 августа 1819 г. – это пока самая ранняя дата упоминания о существовании Богословской библиотеки). В этих должностях Петр Протасов прослужил до 1 апреля 1820 г. Служил же он на Богословских заводах до октября 1833 г. Десять лет, с 1820 по 1830 г. был управителем Богословского завода. За это время три раза направлялся на Нижегородскую ярмарку за покупкой для заводов разных припасов и вещей. По поручению Департамента Горных и Соляных Дел занимался составлением штатов для Богословских заводов, за что был награжден 2000 рублей.
В 1830 г. Департаментом Горных и Соляных Дел предполагалось послать его в Париж «для взаимных сообщений с иностранными учеными относительно успехов естественных наук по теоретической и практической части». Но министром финансов, «по удостоверению лично в приобретенных им сведениях и знании дел заводских», вместо отправки в Париж, был определен помощником горного начальника Богословских заводов (11 июня 1830 г.).
15 мая 1830 г. за открытие и разработку богатых золотоносных россыпей в округе Богословских заводов был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени. В 1830 г. опубликовал в Горном журнале статью «Геогностическое обозрение округа Богословских заводов с описанием разведок, произведенных в медных месторождениях сего края».
5 октября 1833 г. назначен старшим советником 1-го Департамента Уральского горного правления. С ноября 1833 по январь 1834 года «исполнял должность» Уральского берг-инспектора.
17 августа 1834 г. определен горным начальником Екатеринбургских заводов. 20 ноября 1836 г., по домашним обстоятельствам, был уволен от службы в чине полковника.
В 1838 г. проживал в Екатеринбурге. Позднее он уехал в Петербург, где и умер 31 октября 1844 г. Два его сына тоже стали горными инженерами. Анатолий служил начальником Екатеринбургских заводов и исполнял обязанности Уральского берг-инспектора. Владимир - начальником Златоустовских заводов.
Матвей Протасов после окончания Горного кадетского корпуса также определен на службу на Богословские заводы, где и прослужил всю жизнь. По прибытии на заводы он 23 января 1825 г. был назначен лаборантом и помощником плавильного смотрителя Богословского завода, а сверх этого - библиотекарем. В этих должностях прослужил до 17 октября 1828 г. За годы службы на Богословских заводах занимал должности главного смотрителя золотых промыслов округа, управителя Турьинских медных рудников и золотых промыслов, помощника горного начальника заводов. 17 февраля 1839 г. определен начальником Богословских заводов.
В 1830–1832 гг. был командующим Северной горной экспедиции, созданной по распоряжению министра финансов «для геогностического исследования, для отыскания месторождений металлов, драгоценных камней и других полезных ископаемых, и вообще для приведения в известность Северного Урала гор, лежащих за пределами населения». За открытия золотосодержащих россыпей неоднократно награждался денежными премиями, а 15 мая 1830 г. награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. Полковник Матвей Иванович умер от чахотки 2 января 1846 г. и похоронен на приходском кладбище Богословского завода.
Деятельность Матвея Ивановича Протасова нашла свое отражение не только в промышленной деятельности, но и в социальной сфере края. При его содействии в 1841 г. в Богословском заводе была построена кладбищенская церковь Казанской иконы Божией Матери. В том же году в округе был открыт Еловский источник минеральных вод, где была построена больница, в которой лечились чиновники и мастеровые не только Богословских заводов, но и из других округов Урала.
В 1842 г. М.Протасов подает рапорт главному начальнику Уральских заводов В.А.Глинке и ходатайствует о строительстве церкви в Турьинских рудниках. К строительству Максимовской церкви приступили в 1844 г. В 1843 г. был отправлен отряд для отыскания вершины р.Печоры, результатом поиска стало открытие истока реки, исследование прилегающей местности и положение ее на план, а также строительство там Покровского зимовья.
23 сентября 1829 г. на должности библиотекаря, смотрителя лаборатории и минералогического кабинета Богословского завода был принят унтер-шихтмейстер Карл Осипович Меджер, сын уральского механика, изобретателя, строителя паровых машин Осипа Яковлевича Меджера. Карл Осипович свою службу начал в 1822 г. маркшейдерским учеником на Златоустовских заводах. Служил помощником механика Пермского горного правления. Библиотекарем Богословских заводов он прослужил до 1 августа 1837 г., когда был назначен архивариусом Богословской заводской конторы. Позднее был переведен в Екатеринбург в Управу благочиния, где 1 июня 1841 г. был определен младшим квартальным надзирателем во вторую часть города.
После того как Карл Меджер был назначен архивариусом лаборантом, библиотекарем и смотрителем минералогического кабинета был определен подпоручик Александр Филиппович Гринвальд, который был сыном Свияжского уездного лекаря и после окончания горного института в 1835 г. отправился на службу в Богословские заводы.
По окончании практики, 1 августа 1837 г., назначен на вышеупомянутые должности. Сверх того ему было поручено наблюдение по недавно открывшейся Богословской обсерватории.
Осенью 1839 г. он стал смотрителем золотых промыслов Волчанской дистанции, а через год - механиком округа.
В 1848 г. его перевели на Златоустовские заводы, а 18 февраля 1849 г. «умерший смотритель Миасских золотых промыслов, штабс-капитан Гринвальд», был исключен из списков горных инженеров. Был женат на вдове титулярного советника Марии Федоровне Банниковой. По всей видимости, после его смерти семья вернулась на Богословские заводы, где в 1860 г. его дочь Юлия вышла замуж за провизора Богословской аптеки Павла Густавовича Гельма, одного из будущих учредителей Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ).
Осенью 1839 г. лаборантом при Богословском заводе, а сверх того смотрителем обсерватории, минерального музеума и библиотеки был назначен подпоручик Павел Павлович Куроедов. Надо сказать, что династия горных офицеров и чиновников Куроедовых на Урале была известна давно. Еще в 1764 г. присутствующим Казанского горного начальства был Иван Куроедов. Одновременно с Павлом Куроедовым на Богословских заводах служили и два его старших брата. Все они являлись сыновьями коллежского советника. Свою службу в Богословском округе Павел, после окончания горного института, начал в 1836 г. практикантом, в 1838 г. смотрителем Суходойского медного рудника. Осенью 1845 г. определен медеплавильным офицером, а в январе - 1846 г. смотрителем главной чертежной.
В 1862 г. библиотекарем и хранителем музеума Богословского горного округа был межевщик округа, коллежский регистратор Александр Петрович Сивков. Родился он в 1837 г. на Гороблагодатских заводах. Его отец, подполковник Корпуса горных инженеров Сивков Петр Александрович, служил в 1862 г. помощником Горного начальника Богословского округа и одновременно управляющим чертежной и инспектором школ округа.
Возможно, что книги окружной библиотеки не исчезли бесследно. Вполне вероятно, что часть из них осела в фондах библиотек северных городов: Карпинска, Краснотурьинска, Серова, Североуральска. Хотел бы обратиться к сотрудникам этих библиотек с просьбой: сообщите, есть ли в фондах ваших библиотек книги из библиотеки Богословского горного округа. Это открыло бы нам новые страницы истории библиотечного развития на Северном Урале. Хотелось бы надеяться, что исследования по истории заводских библиотек Урала и биографий библиотекарей, не только Богословского горного округа, будут продолжены. Их имена не должны быть забыты.   


Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #41 - 10.04.2011 :: 13:14:42
 
Статья опубликована в Вестнике истории Верхотурского уезда.
Верхотурье, 2011. Вып.2. С.3-10.


ФОРМИРОВАНИЕ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ

ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА С КОНЦА XVI ДО СЕРЕДИНЫ XVIII вв.


(ДОПОЛНЕННАЯ)


          По исповедным росписям приходов,  располагавшихся на рассматриваемой территории в 1800-1801 гг., зафиксировано 8712 жителей. Это приходы церквей Богородицкой села Кошайского (ныне Сосьвинский городской округ), Богоявленской Лялинского погоста (ныне с. Караульское Новолялинского городского округа), Максимовской Турьинских рудников (ныне г. Краснотурьинск), Петропавловской Петропавловского завода (ныне г. Североуральск), Спасской Николае-Павдинского завода (ныне п. Павда Новолялинского городского округа), Введенской Богословского завода (ныне г. Карпинск) и часть территории относилась к приходу Воскресенской церкви г. Верхотурья (1). В 400-летней истории формирования русского населения на данной территории можно выделить несколько периодов. Хронологические границы первого периода укладываются в рамки с конца XVI в. по 1757 г., когда благодаря усилиям верхотурского купца М.М. Походяшина начинается промышленное освоение края и второй период формирования населения.
            Следует заметить, что еще задолго до прихода сюда русских рассматриваемая территория была заселена вогулами. В «Ясашной книге Верхотурского уезда 1626 г.» ясачное население было поделено на сотни: 1-я и 2-я Лялинские сотни располагались на р. Ляле, юрты Сосьвинской находились на реках Сосьве, Турье, Вагране, Лангуле и Моче, юрты Лозьвинской сотни на р. Лозьве и юрт косьвинских вогулов на р. Косьве. Всего в количестве 124 человек ясачного населения (2). В дальнейшем были созданы специальные ясачные волости: две Лялинские, Косьвинская, Сосьвинская и Лозьвинская. Человек не был закреплен за определенной волостью и мог переходить из одной волости в другую, мигрировать в пределах Верхотурского уезда и даже  за пределы его. В «Крестоприводной книге Верхотурского уезда 1682 г.» у ясачных людей уже можно отметить появление фамилий, которые в 1800-1801 гг. зафиксированы в исповедных росписях. Это Денешкины, Моросковы, Анисимковы, Антипкины, Есаулковы. Всего по исповедным росписям этих лет выявлены 25 фамилий ясачных вогулов (3).
             Что касается русских поселений, то первым из них следует считать Лозьвинский городок возникший в 1589 г. на речном пути из Чердыни через Вишеру на Лозьву и Тавду. Лозьвинский городок стал перевалочной базой на пути в Сибирь. Гарнизон городка состоял из нескольких десятков стрельцов и казаков, да в зимнее время здесь скапливалось до 3000 человек временного населения. С открытием более удобной Бабиновской дороги Лозьвинский городок в 1598 г. был оставлен, а гарнизон переведен в Верхотурье (4).
               Дальнейшее появление здесь поселений было также связано с транспортными путями. Ведь знаменитая Бабиновская дорога проходила по территории современных Карпинского и Новолялинского городских округов. Уже в 1599 г. на челобитную верхотурских торговых людей в Верхотурье присылается грамота царя Бориса Годунова, в которой говорится: «…И нам бы их новых верхотурских жилецких людей пожаловати, велеть бы им для зимнего пути и судового ходу на реке на Косве поставить дворы и амбары для их великия пути. И велети бы той по Косве реке от старые от зимние дороги, куды преж тово была вниз и по островам, и по берегам и по мелким речкам, которые в Косву впали, сенными покосы и рыбным и звериными ловлями и всякими угодьи владети…» (5). В 1600 г. верхотурские ямщики подают Борису Годунову челобитную, говоря о том, что дорога от Верхотурья до Соликамска дальняя, а  корм для лошадей с собой не повезешь, просят разрешения косить сено по дороге на реках Кырье, Косьве и Яйве. На что получили ответ, «сено косить не помногу, по десяти копен меньших человеку, для своей нужи, а не на продажу» (6). Сама жизнь говорила о том, что на такой длинной дороге должны жить люди, которые могли бы обеспечивать лошадей кормом. Прошло 20 лет и в 1621 г. в «Дозорной книге Ф.Тараканова» мы встречаем запись: «Да в Верхотурском же уезде на Сибирском волоку на Косве реке двор, а в нем живет Ивашко Зенков. Пашни нет, потому что Камень. А сенных покосов у него подле Косву реку и на лугех, и на Камени шестьсот копен. А оброку он с тех сенных покосов платит на Верхотурье в государеву казну, по рублю на год. А с вогуличи торгует и зверь всякой ловит, а пошлины на Верхотурье не дает, а емлют с него пошлины у Соли Камской, что продает у Соли. На том же Сибирском, на половине, волоку на Ростесе на Кырге реке двор, а в нем живет Тренка да Первушка Усольцы. А сенных покосов косят четыреста копен, а оброку с тех сенных покосов нет» (7). Постепенно население на Усольском волоку растет. К 1652 г. в Ростесе строится церковь, к приходу которой относятся деревни Косьва и Кырья (8). По переписи Льва Поскочина в 1680 г. здесь уже было 39 дворов и проживало 88 оброчных крестьян (9). В начале XVIII в., при делении территории России на губернии, эта часть Верхотурского уезда вошла в состав Соликамского. Пройдет более 200 лет и только в середине XX в. эта территория войдет в состав уже современной Свердловской области.
              После уничтожения в 1598 г. Лозьвинского городка для доставки хлебных и других припасов в Пелым был избран другой путь. Припасы зимним путем доставлялись из Верхотурья на Кошай, находившийся на р. Сосьве, ниже впадения в нее р. Ляли. Для хранения припасов были построены амбары, при которых находился караул из 5-10 верхотурских стрельцов. К весне строились суда, на которых по большей воде припасы доставлялись в Пелым (10). Сюда же, на Кошай, в 1600 г. из Тобольска, для заведения соляного промысла, был прислан пушкарь Ворошилка Власьев (11). И хотя промысел просуществовал всего несколько лет, но потомки тобольского пушкаря закрепились на этом месте. В «Писцовой книге Верхотурского уезда М.Тюхина 1624 г.» на Кошае записана д.Дорошки (по всей видимости Ворошки), в которой было два двора посадских людей – Васьки Ворошилова и Ивашки Турыты. Здесь же на Кошае находилась и деревня стрельца Тимошки Ворошилова (12).
                Примерно в это же время, наверное, впервые взор был обращен на земли, находившиеся севернее Верхотурья. Так 15 апреля 1623 г. верхотурские вогульский толмач Данила Степанов сын Шавков и ямской охотник Юрий Иванов сын Колода продают землю и рыбную ловлю по р. Ляле верхотурскому стрельцу Зиновию Никифорову (13). Климатические условия, неблагоприятные для производства товарного хлеба, не привлекали пашенных крестьян к заселению земель по рекам Ляле и Сосьве. Поэтому эти места заселяют те, для кого сельское хозяйство не являлось основным средством к существованию, а было вспомогательным, т.е. только для себя. Это верхотурские стрельцы и посадские люди. Особенно интенсивно процесс заселения рек Ляли и Сосьвы проходил во второй половине XVII в., когда между ясачными вогулами Лялинских и Сосьвинской волостей, с одной стороны, и стрельцами и посадскими, с другой стороны, составлялись закладные кабалы, которые оформляли выдачу в долг денег под залог земельных угодий, в том числе пашенных земель, сенных покосов, гаревых и дубровных мест, юртовых и дворовых мест вогульских вотчин. В основном деньги не возвращались и новыми хозяевами земель становились стрельцы и посадские. Так 20 сентября 1653 г. была оформлена закладная кабала Осипа Иевлева Мелентею на часть деревни. Часть документа не сохранилась, но можно предположить, что сделка состоялась между верхотурским посадским и верхотурским стрелецким десятником Мелешкой Фоминым, основателем рода Мелентьевых (Мелехиных), живших в д. Мелехиной на реке Ляле. В том же году была оформлена еще одна закладная – между ясачным вогулом Лялинской волости Иваном Калмановым и верхотурским стрельцом Макаром Ивановым сыном Котельниковым на пашенную землю и сенной покос на Лялинском карауле (ныне село Караульское) (14). Все новые и новые фамилии появляются на реке Ляле, в районе Лялинского караула. В 1659 г. были оформлены закладные между ясачным вогулом Лялинской волости Корой Борисковым и верхотурским стрельцом Василием Сергеевым сыном Таскиным на сенные покосы на р. Ляле и Яковом Безсоновым сыном Гавриловым с братьями на гаревое место с причистями на р. Ляле (15). Хотел бы заметить, что упоминаемые даты не являются основанием для утверждения, что это даты основания  деревень в районе, так как косвенные данные в документах говорят о том, что получавшие кабалы уже имели в этих местах дворы и пашни. В одной из закладной за 1671 г. на реке Ляле упоминается пахотная земля Митрофана Сидорова (16), которого, на мой взгляд, следует отождествлять с оброчным крестьянином Митрошкой Сидоровым, по переписи А.Бернатцкого (1666 г.) жившего на «Ростесе и на Кырье и на Косве» (17). Таким же образом были приобретены земли на Ляле верхотурскими посадскими Белкиным, Бедриным, оброчным крестьянином Жернаковым (18).
     Заселялось и нижнее течение реки Ляли. Так 5 апреля 1661 г. верхотурский стрелецкий сын Роман Степанов сын Ивакин продает свою деревню верхотурскому посадскому Денису Павлову «вниз пловучи, на левой стороне, где бывали юрты Васки Ондрюшкина Кумычова, с верхнево конца по волочку, а вниз до Кропивной речки, с ызбою, и с пашенными и с заложными землями, а в сенных покосах и в рыбных ловлях, в ыстоках и в озерах, половину» (19). А уже 15-го октября Денис Павлов оформляет закладную кабалу с ясачным вогулом Сосьвинской волости Василием Андреевым сыном Кумычевым и на вторую половину его вотчины (20). Позднее деревня получает его имя – Денисова, а сам он становится родоначальником Денисовых.
     Тождественный процесс проходил и на реке Сосьве. 18 января 1656 г. была оформлена закладная кабала между верхотурским вогульским толмачом Яковом Даниловым сыном Шавковым (сын уже упомянутого Данилы Шавкова) и верхотурским стрельцом Яковом Якимовым сыном Олферьевым на деревню по реке Сосьве. Очевидно, по должности Шавкова деревня и была названа Толмачевской. В свою очередь Яков Олферьев стал основателем деревни Якимовой, а его дети носили уже фамилию Якимовы. Проходит несколько лет и в 1670 г. уже Яков Олферьев оформляет закладную на треть деревни Толмачевской с верхотурским стрелецким сыном Романом Степановым сыном Вагиным (21). С тем самым, который в 1661 г. продал свою деревню на реке Ляле Денису Павлову. Только тогда он был зафиксирован с фамилией Ивакин. Роман Степанов Ивакин (Вагин) стал основателем деревни Романовой и родоначальником Романовых. 8 июня 1686 г. была оформлена закладная кабала между бывшим сотником ясачных вогул Сосьвинской волости Яковом Палкиным и верхотурским посадским Игнатием Титовым сыном Поповым на пашенные земли, сенные покосы, поскотины и рыбные ловли по реке Сосьве (22). К этому времени у Игнатия уже была деревня на Сосьве – Титова. Когда во второй половине XIX в. здесь была открыта церковь, то село стало называться Семеновским. Не остался в стороне от приобретения земель на Сосьве и Верхотурский Николаевский монастырь. По двум закладным 1687 г. монастырь получил от ясачных вогул Сосьвинской волости Козмера Катышкова и Карпа Морозкова пашенные земли, сенные покосы и рыбные ловли по реке Сосьве (23). На монастырских землях и появилась деревня Монастырская. 12 декабря 1689 г. была оформлена закладная между новокрещенным оброчным крестьянином Василием Козминым и косьвинским оброчным крестьянином Петром Федоровым сыном Коптяковым с братом на часть вотчины по реке Лобве (24), которые и основали здесь деревню Коптякову.

   
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #42 - 10.04.2011 :: 13:16:08
 
К 1680 г. по переписи Л.Поскочина здесь располагались 17 деревень, в которых было всего 29 дворов. В основном это были деревни однодворки. Только в трех из них жили оброчные крестьяне. И только в одной из них, Молвинской, жили крестьяне платившие хлебный оброк (25). Ко времени проведения первой ревизии, в 1719-1721 гг., количество деревень увеличилось незначительно. Их стало 22. А вот количество дворов увеличилось почти в три раза, до 80. В 16 из них жили оброчные крестьяне, а остальные были казачьи, солдатские и посадских людей (26).
          Непривлекательность края в сельскохозяйственном плане сдерживала миграцию извне. Население увеличивалось, в основном, естественным путем. Казалось бы бурное развитие металлургической промышленности на Урале в первой половине XVIII в. не оставит в стороне и северную территорию. И предпосылки для этого были. На р. Ляле было найдено месторождение медной руды и в с. Караульском в 1723 г. начинается строительство Лялинского медеплавильного завода на строительство которого направлялись крестьяне из различных слобод Верхотурского уезда. Но рудные месторождения истощились и в 1744-1745 гг. завод был закрыт, а заводское население переведено на Гороблагодатские заводы.
             В заключение хотелось бы сказать, если в южной части Верхотурского уезда в XVII в. население формировалось, в основном, пашенными крестьянами, то в северной части уезда население формировалось служилыми и посадскими людьми, и незначительно  оброчными крестьянами. И именно промышленное освоение стало основой второго этапа в формировании населения этого региона. В 1757 г. верхотурский купец Походяшин подает в Канцелярию Главного Заводов Правления доношение, в котором просит разрешения построить завод на р. Колонге. За десять с небольшим лет были построены три завода: Петропавловский, Богословский, Николае-Павдинский (совместно с тульским купцом Ливенцовым), открыты Турьинские рудники. Но это материал уже для следующей статьи.
ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.1, 3.
2. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.10. Л.2-22.
3. ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.1, 3.
4. Шашков А.Т. К истории возникновения в конце XVI в. первых русских городов и острогов на восточных склонах Урала // Уральский сборник. История, культура, религия. Екатеринбург, 1997. С.177.
5. Верхотурские грамоты конца XVI – начала XVII. Составитель Ошанина Е.Н. М., 1982. Вып.1. С.48.
6. Там же. С.77.
7. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Л.97.
8. Иванова В.И. Западно-сибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР (закладные кабалы) // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1986. С.9.
9. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.109-116 об.
10. Верхотурские грамоты…С.74.
11. Там же. С.77.
12. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Кн.5. Л.204 об.-205.
13. Иванова В.И. Западносибирские поземельные частные акты в архиве ЛОИИ СССР АН СССР (купчие, поступные, вкладные, меновые) // Исследования по истории общественного сознания эпохи феодализма в России. Новосибирск, 1984. С.173.
14. Иванова В.И. Западно-сибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР (закладные кабалы) // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1986. С.11-12.
15. Там же. С.15.
16. Там же. С.27.
17. ТГИАМЗ. КП. 12692. Л.81.
18. Иванова В.И. Западно-сибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР (закладные кабалы)…С.18, 28.
19. Иванова В.И. Западносибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР (купчие, поступные, вкладные, меновые) // Исследования по истории общественного сознания эпохи феодализма в России. Новосибирск, 1984. С.177.
20. Иванова В.И. Западно-сибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР (закладные кабалы)…С.17.
21. Иванова В.И. Западно-сибирские поземельные частные акты XVII в. в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР (закладные кабалы) // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1986. С.13, 25.
22. Там же. С.37, 41.
23. Там же. С.39-40.
24. Там же. С.42.
25. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.22 об.-31 об., 92, 99-100.
26. Там же. Д.1508. Л.115-131 об.; Д.1615. Л.57 об.-59.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #43 - 18.05.2011 :: 16:30:59
 
Статья опубликована в Вестнике истории Верхотурского уезда.
Верхотурье, 2011. Вып.2. С.113-117.


Строительство Максимовской церкви в Турьинских рудниках



Селение Турьинских рудников (ныне г.Краснотурьинск), как и Богословский, Петропавловский, Николаепавдинский заводы, возникшие во второй половине XVIII в, своим основанием обязаны верхотурскому купцу и заводчику М.М.Походяшину. Население Турьинских рудников первоначально входило в состав прихода Введенского собора Богословского завода. После смерти основателя, Максима Михайловича, его сын, Григорий Походяшин, испросил у тобольского епископа Варлаама благословения на постройку деревянного кладбищенского храма при рудниках, который и был заложен в 1782 г., а в 1787 г. он был освящен во имя преподобного Максима Исповедника, в память основателя рудников Максима Походяшина, и приписан к Введенскому собору Богословского завода. В 1795 г. кладбищенская церковь была обращена в приходскую с определением к ней особого штата священноцерковнослужителей. В 1829 г. церковь сгорела. С этого времени богослужения проводились в небольшом старом здании, обращенном, по необходимости, в молитвенной дом, а для совершения брака жители вынуждены были ездить в Богословский завод. В 1834 г. на правом берегу реки Турьи на средства прихожан была построена новая деревянная кладбищенская церковь во имя архангела Михаила, которая была приписана к приходской Максимовской церкви (1).
К 1842 г. в Турьинских рудниках находилось 1437 казенных, мастерских и частных домов, и 9874 души жителей обоего пола. И в конце 1842 г. горный начальник Богословских заводов полковник М.И.Протасов обращается с рапортом к главному начальнику Уральских заводов В.А.Глинке, в котором просит дать разрешение на возведение церкви в Турьинских рудниках. Свою просьбу он мотивировал не только малой вместимостью кладбищенской церкви, которая вмещала всего 400 человек, но и ослаблением нравственности населения, на которую весьма неблаготворно влияла постоянная ссылка на Богословские заводы «преступных и порочных людей с других Горных заводов и мест». При этом он приводит неутешительную сравнительную статистику преступлений, совершенных до времени, когда церковь сгорела и после. Протасов сообщает, что мастеровые и служащие рудников изъявили единодушное общее желании иметь приходскую церковь и «народными приговорами положили пожертвовать по 5-ти процентов с рубля из жалованья для сего в течении 5 лет». Церковь предлагалось возвести на следующих условиях: 1) Построить на месте сгоревшей, за счет казны, каменную, однопрестольную, на 800 человек. 2) Иконостас, престол, образа, колокола, утварь, посуду, книги и необходимые церковные украшения принимаются мастеровыми, служащими и жителями на «вышеозначенную ими жертвуемую сумму». 3) За счет казны возвести только одно здание церкви с колокольнею, а сумму на возведение церкви «исчисленную по смете 21 920 руб. 68 5/7 коп. серебром, - отнести в счет цены металлов, которые имеют оставаться ежегодно в сбережении по цене металлов против предшествовавших годов». План, чертежи и смета были составлены архитектором Богословских и Гороблагодатских заводов А.Ф.Делюсто по образцу утвержденных церквей в византийском стиле (2). Предполагалось строительство вести в летнее время вольнонаемными людьми и закончить через четыре года.
В 1843 г. проект строительства церкви был утвержден Пермским архиепископом Аркадием и Пермской губернской строительной комиссией, а 4-го января 1844 г. министром финансов, генералом от инфантерии графом Канкриным была утверждена окончательная смета в 21 744 руб. 50 коп. серебром (3). После этого 27-го июня в Турьинских рудниках приступили к строительству (4). За год была сделана только забутка для фундамента и посетивший 24-го сентября 1845 г. Богословские заводы герцог Максимилиан Лейхтенбергский обратил внимание на медленное строительство. Генерал-лейтенант Глинка потребовал от руководства заводов объяснения, что препятствует строительству церкви (5). Помощник горного начальника Богословских заводов Г.Г.Москвин в своем рапорте объяснял, что через губернское Правление три раза была делана «публика» о вызове желающих к этой работе. Но каждый раз являлись на заводы до двух и не более трех человек и то «из помещичьих крестьян Ярославской и Владимирской Губернии…которые хотя и охотно брались за эту работу, но не имея требующихся по закону в обезпечение казны ни залогов, ни заручательств от своих помещиков, кроме увольнительных паспортов, не могли быть допущены в означенную весьма ценную и важную работу». Поэтому и была сделана только забутка фундамента и «сомнительно ожидать прибытия в здешний отдаленный край таких людей, которые и по искусству и по состоянию своему, могли бы принять на себя постройку Церкви» (6).
Вследствие этого при содействии исправляющего должность главного начальника Уральских заводов полковника Злобина 2-го августа 1846 г. в Екатеринбурге состоялись торги к принятию работ по постройке церкви в селении Турьинских рудников Богословского округа. На эти торги явился один только екатеринбургский купец Сергей Яковлев, который и согласился взять за эти работы 18 000 руб. ассигнациями (окончательная же сумма была 20 000 руб. ассигнациями). В свою очередь Яковлев подрядил для работ Нижегородской губернии Балахнинского уезда села Вершилова графов Блудовых крепостного крестьянина Н.С.Трухина (7). На сооружение иконостаса, иконы и другие церковные принадлежности жителями было пожертвовано 15 575 рублей серебром. Свои услуги по написанию икон предлагал известный нижегородский художник П.П.Веденецкий, внесший заметный вклад в развитие иконописи на Урале (8). Но В.А.Глинка, будучи в Петербурге, заключил 12 декабря 1846 г. контракт с свободным художником Академии художеств А.М.Максимовым и архитектором ведомства путей сообщения Г.П.Пономаревым, по которому те обязывались исполнить иконы и иконостас к 1 декабрю 1847 г. По условию «образа должны быть написаны на холсте масляными красками в духе нашей Православной церкви, в изображениях, допускаемых правилами церкви и употреблением». За свою работу исполнители должны были получить 5000 руб. серебром, а после окончания работы иконы и иконостас подлежали осмотру и приему архитектором И.И.Свиязевым, ректором Академии художеств В.К.Шебуевым и чиновником горного ведомства статским советником А.М.Крыловским (9).
Но с изготовлением иконостаса произошла задержка и только в декабре 1850 г. главный смотритель казенных металлических караванов титулярный советник Степанов принял от художника Максимова и мастера позолотного цеха И.Владимирова иконы и иконостас. В том же декабре Максимов дал подписку на написание для Максимовской церкви Турьинских рудников запрестольного образа распятия Иисуса Христа, по утвержденному В.А.Глинкой эскизу, которую взялся выполнить за 150 руб. серебром. Уже 29 марта 1851 г. иконы и иконостас были доставлены в Богословские заводы, а, заказанный Максимову, запрестольный образ был отправлен на заводы в 1854 г (10).
26 июля 1852 г. храм во имя преподобного Максима Исповедника был торжественно освящен (11).

Примечания:


1. Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Екатеринбург, 1902. С.316, 317.
2. ГАСО. Ф.43. Оп.1. Д.68. Л.3, 4, 4 об., 7, 7 об., 10 об.
3. Там же. Л.79 об., 85.
4. Там же. Л.89.
5. Там же. Л.96-96 об.
6. Там же. Л.97-97 об.
7. Там же. Л.107-107 об., 129, 170 об.
8. Там же. Л.94, 121 об.
9. Там же. Л.112-113.
10. Там же. Л.158, 161, 166, 181.
11. Лавринов В. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург, 2001. С.256.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 375
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #44 - 22.05.2011 :: 13:21:15
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Богословский родник» № 3 газеты «Карпинский рабочий». Карпинск, 29 марта 2011. С.6-7.


УЧЕНЫЙ-МЕТАЛЛУРГ  ГРИГОРИЙ  АНДРЕЕВИЧ  ИОССА –

УРОЖЕНЕЦ  БОГОСЛОВСКОГО  ЗАВОДА.


     Значительный вклад в развитие горного дела в дореволюционной России внесла семья Иосса. Родоначальником этой ветви рода следует считать Андрея Григорьевича Иосса, который в 1798 г., после окончания горного училища в Петербурге, начал свою службу на Богословских заводах, где и прослужил более двадцати лет. Сначала в Турьинских рудниках, а потом управителем Богословского завода. Семья у Андрея Иосса была большая, одиннадцать человек, шесть из которых родились в Богословском заводе. Три его сына, родившихся здесь, пошли по стопам отца и стали горными инженерами, дослужившихся до чинов, равных генеральскому званию. Об одном из них, Александре Андреевиче, уже рассказывалось ранее, а сегодня хотелось бы вспомнить о старшем сыне А.Г. Иосса – Григории.
     Григорий (или Генрих) родился 24 января 1804 г. в Богословском Заводе, где и прошло его детство. Род деятельности отца и горнозаводская обстановка, окружавшая его с детства, не могли не сказаться на его дальнейшей судьбе. В те времена сыновья горных чиновников чаще всего повторяли судьбу своих отцов. И Григорий не стал исключением.
     В 1815 г. тогдашний горный начальник Богословских заводов Яков Симонович Качка отвез Гришу в Петербург, где он и был определен в Горный кадетский корпус. Незаурядные способности мальчика выдвинули его в число первых учеников, а сердечная доброта, готовность всегда прийти на помощь товарищам, природные юмор и остроумие сделали его общим любимцем.
     Быстро пролетели годы учебы, и 1 января 1823 г. Григорий Андреевич был выпущен из Горного кадетского корпуса. За отличные успехи он был награжден большой золотой медалью и его имя, как первого из учеников, было занесено на Золотую доску (своего рода Доска почета) в конференц-зале учебного заведения. Как правило, воспитанников данного учебного заведения определяли на службу в те места, где в данное время работали их родные.
В это время Андрей Григорьевич служил в Гороблагодатском горном округе. Сюда и был направлен молодой Иосса, где начал свою службу смотрителем Ильинского золотого прииска. Уже в эти годы проявляется его интерес к металлургии как к науке. В это время на Урале, в том числе и на Гороблагодатских заводах, была открыта платина. И молодой ученый, одним из первых в России, занимается исследованием способов обработки сырой платины. В Ученый комитет Горного кадетского корпуса поступает отчет научного горного общества Гороблагодатских заводов, в котором говорится:
«…Опыт обработки платины был повторен берггешвореном Иоссою, и сделаны из самой чистой, ковкой платины два кольца, две проволоки и один гвоздь, весом в 3 ½ золотника. Вещи сии приготовлены таким образом: сплавленная с белым мышьяком, выжженная и в некоторой степени ковкая платина растворена в царской водке, из которой осаждена нашатырем в виде тройной соли высокого желтого цвета. Из сей соли, чрез накаливание, получена металлическая платина в виде серого порошка, которая сплавлена с белым мышьяком и вылита в тонкий четверогранный брусок. Из него, чрез отделение мышьяка, продолжительным накаливанием и чрез безпрестанное кование, получена та платина, из коей сделаны вещи…».
В 1825 г. эти вещи были приобретены музеем Горного кадетского корпуса. Совместно с обер-бергмейстером Архиповым проводит опыты по соединению платины со сталью.
     Усердие и старательность Григория Андреевича в горных делах не остались без внимания высшего начальства. Уставом Горного кадетского корпуса определялось «…из числа воспитанников оного Корпуса, выпущенных практикантами и отличивших себя пред прочими отменными способностями, хорошими познаниями, похвальным поведением и усердием к службе, по произведении уже в офицеры, отправлять четырех человек на 3 года в чужие края, для вящшаго усовершенствования в горных науках».
В 1829 г. маркшейдер Иосса был вызван в Петербург и с горными офицерами Леманом и Бутеневым должен был отправиться на три года за границу. Перед отправкой они были представлены знаменитому Александру Гумбольдту, который в это время находился в российской столице. Немецкий ученый снабдил их рекомендательными письмами к разным ученым Франции и Германии, так как молодые горные офицеры направлялись в Германию, где во Фрейбергской горной академии должны были прослушать курсы: минералогии, геогнозии, маркшейдерского искусства, горной механики, химии и металлургии. После этого осмотреть рудный кряж в Саксонии. Второй год пребывания за границей должен был посвящен осмотру владений Австрии, преимущественно Богемии, Венгрии и Трансильвании. На третий год Иосса и Бутеневу предстояло обозреть горы Гарца в Германии.
               В 1832 г. в Горном журнале была опубликована выписка из письма Григория Андреевича, в котором он описывает свое путешествие по Австрии, где знакомился с горным производством страны, и Италии. Из этого письма можно узнать об интересах Григория Иоссы. Так, он пишет, что в Вене «по вечерам посещал на обсерватории профессора Литрова,…который показывал мне, сквозь превосходные Фрауенгоферовые телескопы, все, что делается на небе. В Вене я купил себе у одного отставного чиновника, страстного минералога, целое минеральное собрание из 2600 кусков состоящее, за которое заплатил 600 гульденов серебром или по нашему 1500 рублей ассигнациями: формат не велик, куски же, сказать, отборные. Я считаю для себя необходимым иметь такое собрание, ибо пословица говорит: век живи, век учись», «Венеция превосходит всякое ожидание. Каждый дворец, каждая церковь есть собрание изящнейших произведений живописи и ваяния. Но церковь и площадь св.Марка, дворец Дожей и Арсенал, суть лучшие доказательства величия, силы и богатства Венеции», «Вообще Штирийские, Тирольские, Зальцбургские и Баварские Альпы…представляют столько прелестных видов, что на каждом шагу можно останавливаться и рисовать, что я иногда и делал, особливо около горных городков, и таким образом накопил более тридцати видов рудников и заводов Австрийской империи», «в Мюнхене замечательны собрания монет, древностей, библиотека, музеум, превосходный механизм в театре, где вода поднимается до самой кровли, так что в случае пожара может облить разом весь театр».
Результатом исследования добычи олова в Саксонии стала статья «Описание оловянного производства в Альтенберге и Циннвальде», опубликованная в Горном журнале в 1831 г. и получившая высокую оценку управляющего Департаментом Горных и Соляных Дел Егора Васильевича Карнеева, а также отмечена Французским Геологическим Обществом.
По возвращении в Россию он в июле 1832 г. занял кафедру металлургии в Горном кадетском корпусе и стал читать лекции по металлургии, галлургии и пробирному искусству, кроме этого, с 1845 г. Григорий Андреевич читал лекции и горному искусству.
С 1832 г. и до 1857 г. Иосса не покидал профессорской деятельности при институте. Впоследствии его ученики так вспоминали о своем учителе: «Двадцатипятилетняя профессорская деятельность Григория Андреевича воспитала целое поколение горных людей, а его горячая любовь к избранным им предметам, его простые, безыскусственные лекции, привлекавшие к нему воспитанников, заставляли и этих последних проникаться тою же любовью к горным наукам, которая одушевляла и самого профессора. Григорий Андреевич сумел подчинить своему влиянию не только ум, но и сердце своих воспитанников. Обладая громадным запасом знаний, следя неусыпно за всем, совершающимся в горном деле, он был живою энциклопедиею горных наук, и, в то же время, всегда готовый всем помочь, всех поддержать, всех ободрить, - он был искренним другом всех вступающих на горное поприще».
В 1834 г. в Горном ведомстве был образован Корпус горных инженеров, в который входил Горный ученый комитет, занимавшийся как теоретическими, так и практическими вопросами развития горного дела. В Ученом комитете полагалось иметь ученого секретаря, для заведывания всеми делами, архивом, библиотекою, перепискою Комитета и подпискою на «Горные журналы». Постановлением Комитета секретарем был избран обер-гиттенфервальтер Г.А.Иосса.
В августе 1834 г. он посетил Финляндию, где осмотрел разведку и начальную разработку месторождения оловянных и медных руд. После этой поездки в «Горном журнале» была опубликована его статья «Известие о нахождении олова и меди в Питкаранде, в Финляндии». Приказом по Корпусу от 6 декабря 1849 г. он был назначен членом Горного Совета и Ученого комитета Корпуса.
С 1852 г. он генерал-майор Корпуса горных инженеров.
     В 1857 г. Григорий Андреевич был определен директором Горного Департамента Царства Польского. Здесь он занимался устранением формальностей, стеснявших свободную торговлю металлами казенных заводов. И ему удалось не только погасить долг заводов польскому банку, но еще и оставить в их кассе до 300000 рублей.
В 1859 г. разработал проект осушения Олькушских копей, имеющих важное значение для цинковой промышленности. Проект был утвержден высшим правительством, но дальнейшего развития дело не получило, так как проект был значительно изменен, хотя во всяком случае инициатива в этом деле принадлежит Иоссе.
     В 1860 г. он вернулся в Петербург и продолжает принимать участие в делах горного ведомства, в качестве члена горного Совета, горного Ученого комитета и Совета горного института.
В 1861 г. ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, а в 1866 г. некоторое время преподавал горное искусство в горном институте. С 1831 по 1867 гг. Григорий Андреевич опубликовал 35 статей в «Горном журнале», кроме того им обработаны некоторые отделы в «Сборнике статистических сведений по горной части» на 1865 г.
Несмотря на занятость преподавательской и научной деятельностью, находил еще время писать юмористические стихи, заниматься живописью, следить за драматическим искусством; до самой смерти он не прекращал начавшихся во Фрейберге дружеских отношений и переписки с некоторыми выдающимися немецкими учеными той эпохи – Платнером, Шерером, Брейтгауптом и Котта.
     Заслуги Г.А. Иоссы не остались не замеченными. Он был награжден орденами: Св.Анны, Св.Станислава, Белого Орла.
В честь 50-летия его службы, 22 декабря 1872 г. императором Александром II ему была пожалована золотая табакерка, украшенная бриллиантами.
1-го января 1873 г. горная общественность Петербурга широко отмечала этот юбилей. В адрес юбиляра было сказано немало теплых слов, вручены поздравительные адреса от Петербургского горного института, от профессоров Фрейбергской горной академии.
3 января был устроен обед в ресторане Дюссо, во время которого горный инженер, генерал-лейтенант Соколовский, от имени товарищей и учеников Григория Андреевича, поднес последнему, роскошный серебряный альбом с фотографиями. Посредине заглавного листа альбома был нарисован портрет юбиляра, а по сторонам: Богословский завод (место рождения), Кушвинский завод, аудитория Горного института, дом Лихонина на Васильевском острове, где в то время жил Григорий Андреевич. В конце обеда поступило предложение: также отпраздновать и 60-летний юбилей Григория Андреевича.
Но, увы. Этому пожеланию не суждено было сбыться. 27 июля 1874 г., в 10 часов 15 минут утра, Григорий Андреевич Иосса скончался. 30 июля он был похоронен на лютеранском Смоленском кладбище Петербурга.
Ушел из жизни наш земляк, человек, девизом которого, как выразился один из его учеников, были слова: «Всем добро, и никому зло!».
Наверх
 
 
IP записан
 


Страниц: 1 2 3 4 5 
Печать