Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5
Печать
Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда (Прочитано 36 472 раз)
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #15 - 19.10.2010 :: 09:30:03
 
Опубликовано в Материалах региональной научно-практической конференции, посвященной 250-летию Турьинских рудников – Краснотурьинска. 24 апреля 2008. Краснотурьинск, 2008. С.13-17.



ТУРЬИНСКИЕ  РУДНИКИ.  ХРОНИКА  СОБЫТИЙ  ПЕРВЫХ  ЛЕТ
ПО  АРХИВНЫМ  ДОКУМЕНТАМ


     К сожалению, документов по истории рудников и поселения при них (в отличии от Петропавловского и Богословского заводов) первых лет существования не так уж и много. И всё-таки кое-что, к данному моменту, нашлось. О чем же свидетельствуют беспристрастные документы?
1758 г.

     27 июля в Канцелярии Главного Заводов Правления (далее Канцелярия – прим. М.Б.), находившейся в Екатеринбурге, было получено доношение от верхотурского купца Максима Походяшина: «…нынешнего лета 1758 г. чрез нарочно посланных от меня изыскано разных металлов, кои ныне с приобщением при сем реестра для объявления в реченную канцелярию предъявляю…прошу, дабы повелено было объявленные рудные каменья принять и опробовать, и записать их. К преждеобявленным от меня приискам приобщить. И обретающемуся при здешних новостроющихся Петропавловских заводов у отводу под завод места и описания лесов...Яковлева определить и наградить повелительным указом, чтобы ныне объявленные и впредь изысанные прииски за отдаленностию здешнего места...описать и ограничить, и по обстоятельному описанию по горному обыкновению отвесть....Июля 19 дня 1758 г.» (1).
     3 сентября Канцелярия выносит решение: «…вновь приисканные означенным Походяшиным и посланными от него рудные места, сколько оных, в бытность ево Яковлева там со стороны ево Походяшина объявлено будет, освидетельствовать и обстоятельно описать, и учиня чертежи, назначя ко оным указную дистанцию мест, а в отводе и отдаче их без указу не ступать и не утверждать..» (2).
     23 ноября от старшего пробователя Екатеринбургской лаборатории, унтер-шихтмейстера Леонтия Яковлева и мельничного мастера Ивана Савастьянова в Канцелярию поступает рапорт: «…Осматриваны приисканные посыланными от заводчика Походяшина людми рудные прииски: 1) 8 числа октября, медной, которой состоит по Турье речке по течению на левой стороне, в утесе з западную сторону, от воды вверх в сажене, расстоянием от устья оной речки например в 25 верстах, от новостроящагося Петропавловского завода в 35, от обысканного ж на речке Турье ниже в 10 верстах, при котором разработано в гору отвалом на сажень, где оказалась жила медной руды з зеленью и с малою частию купфер кису в сером разборном камне, толщиною в аршин». Запомним эту привязку к местности. Кроме этого был осмотрен: «9 числа железной, которой состоит едучи по дороге с новостроящагося Петропавловского завода в Верхотурье на правой стороне, от дороги в 150 саженях, от речки Турьи в 7, а от новостроящагося Петропавловского завода например в 30 верстах, в бору на ровном месте, при котором по верху руды железной разборным камнем лежит в длину на 15, в ширину на 10 сажень, а в глуб еще нисколко не разработывано..». И было вынесено решение: «…Точие все вышеписанные 4 прииска в благонадежности в рудах не доволно разработаны, и за тем ныне оным местам указной дистанции не назначено…» (3).



1759 г.

     6 марта 1760 г. в Канцелярию поступает рапорт от Екатеринбургского школьного подмастерья Петра Солонинина: «…По указу…канцелярии от 16 числа апреля 1759 года …Осматриваны рудные прииски, обысканные посланными от заводчика Походяшина людми в 1759 году:…24) Октября 21 числа, железной прииск, которой состоит между речками Турьей и Замарайской, разстоянием от Турьи в 7,5 верстах, от Замарайки в трех, а от назначенного под завод места на речке Турье в 16 верстах, на дороге вновь проложенной Коптяками, на ровном месте, в мелком березнике, изредка и сосняге, по течению речки Турьи на правой стороне. При оном руднике видимо руды по поверхности разборной в глине темнокрасноватой, в длину лежит на 160, а в ширину на 120 сажен…26) Декабря 1-го дня, железной рудник, которой состоит между речек Каквы и Турьи, разстоянием например от Турьи в 6, а от Каквы в 12, от назначенного под завод места на Турье в 15 верстах, по течению Турьи на правой стороне, в смятишном березовом и сосновом лесу, на ровном месте. Руды разборной видимо на поверхности в длину на 80, а в ширину на 50 сажен. 27) Декабря 4-го дня, железной рудник, состоит между речек Турьей и Каквой, по течению речки Турьи на правой стороне, от дороги во 150 саженях на левой стороне, едучи с Петропавловского завода в город Верхотурье чрез деревню Коптякову. От назначенного под завод места на речке Турье в 15, а от Каквы в 5 верстах. При оном руднике на поверхности руды железной лежит в длину на 50, в ширину 40 сажен. Токмо как оной 27-й, так и вышеписанные 24, 26 рудники, хотя надлежащим порядком по горному обыкновению и неразработаны, но по видимости надежду оказуют. И дабы в оные кто-либо другие паче чаяния вступаться не могли и от того б канцелярии в спорах напрасно излишнего затруднения не последовало, того ради тем местам указная дистанция назначена и на средине рудников на стоячих деревьях вырезаны литеры таковы: Н.Ж.Р.К.З.Н.Т.З.М.П.Н.Е.Ш.П.П.С., год, месяц и число, которые значат «назначение железному руднику к новостроящемуся заводу на речке Турье заводчика Максима Походяшина назначивал Екатеринбургский школной подмастерье Петр Солонинин»…Вышеписанные рудные прииски, обысканные в 1759 году…принадлежат…24, 26, 27 к новостроящемуся заводу на речке Турье…» (4).

1760 г.

     27 ноября в Канцелярию прикащик Походяшина Федор Шестаков подает доношение: «Посланы со мной…взятые с обысканных к новостроящемуся Турьинскому ево заводу, посланными от него заводчика Походяшина рудоприищики, мест, состоящих в урочищах называемые: 1) Васильевской, от речки Турьи например в 2 верстах, в боровом уклоне, при смятниках и при суболотках, по течению оной речки, на левой стороне. 2) Михайловской, от вышеписанного перваго например в верстах в двух, на том же уклоне, при боровом и смятнишном лесу, при суболотке, медной руды, которые с перваго прииску в большем, с втораго в маленьком, каменья и…прошу, дабы повелено было..показанные каменья апробовав и, ежели по пробе надежны окажутся, то, в силу Берг-привиллегии и Берг-регламента, показанные рудные места к Турьинскому реченного заводчика Походяшина заводу для добычи из них и плавки руд, записав за ним Походяшиным, и чрез нарочно посланного от здешней Канцелярии, огранича указными гранями, отвесть…Ноября 23 дня 1760 г….». Далее следует приписка: «…Означенные руды в Екатеринбургской лаблатории пробованы, а по пробе от центра содержат черной меди: 1) 20. 2) 14 фунтов…» (5).

1762 г.

     Указ Канцелярии унтер-шихтмейстеру Василию Раздеришину от 31 июля: «…обысканные к заводам заводчика Походяшина в разных местах рудные прииски, освидетельствовать тебе Раздеришину в каких оные урочищах состоят, описать и разведать обстоятельно. Также достойны ль к произведению горной работы и не воблизости ль к прежде обысканным казенным и партикулярным рудникам или приискам, и в каких точно лесах. И не в отводных ли, дабы кому к заводам местах состоят. И буде не разработаны, то велеть их по горному порятку разработать и, ежели правильных препятствиев к отдаче и отводу тех приисков показанному заводчику Походяшину не окажется и спору ни от кого не воспоследует, то в силу Берг привилегии и регламента, учинить тем местам в длину и ширину по двести по пятидесяти сажен отвод, с постановлением граней и положением при том нетленных вещей. И сочиняя оным двойственныя соописанием чертежи, прислать в канцелярию при репорте. А ежели воспоследует от кого какой либо спор или окажутся законные сумнительства, то не отводя, но записав все обстоятельства, сюда в канцелярию репортовать…» (6).
     Рапорт в Канцелярию от Василия Раздеришина поступил 9 декабря: «…свидетельство дву железным и четырем медным рудникам учинил, о которых спору и сумнительства ни от кого не оказалось. И по тем обстоятельствам в отводе ограничил с поставлением граней и положением при том нетленных вещей, коим двойственные со описаниями чертежи сочинил…». К рапорту прилагался чертеж Васильевского медного рудника: «…которой состоит в отведенной окружности к тому заводу лесах и расстоянием например от него в 15 верстах, а от проезжей дороги, которая от Петропавловского завода лежит в город Верхотурье, и от состоящего на ней зимовья в трех верстах, по течению реки Турьи на левой стороне в двух с половиною верстах, в боровом уклоне. При котором руднике произведенная горная работа значит в сем чертеже при следующей литере А. Ширф длиною четыре с половиною, шириною три с половиною, глубиною пять аршин. В котором руда оказывается тремя жилами: первая от запада к востоку, вторая между полдни и запада в две с половиною, третья от севера к полудню в три четверти аршина, сероватым камнем, с зеленью. И между теми ординарными мелкими зелеными каменьями, в красноватой глине, також де и в глубь, значит в красноватой же глине разборными рудными каменьями. И по близости первого биты два ширфа длиною и шириною по четыре аршина, которые за не работанием малолюдия наполнились водою. С коего рудника добытой руды например до десяти тысяч пуд. А окружность оного рудника значит под зеленою краскою в равностороннем четвероугольнике, в длину и ширину по 250 сажен, а по углам назначены на стоячих деревьях грани, кои ссечены столбами. А у ширфу також де стоячее дерево ссечено столбом, на котором вырезаны слова таковы О.М.Р.З.М.П.Т.З.О.У.Ш.М.В.Р. сентября 13 дня 1762 г. А около рудника леса стоят сосновые…» (7).
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #16 - 19.10.2010 :: 09:34:50
 
1763 г.

     7 июня в Канцелярию поступило сообщение от генерал-квартирмейстера князя Вяземского: «…Минувшего апреля 26 числа сего 1763 г., города Верхотурья купец и Петропавловского завода содержатель Максим Походяшин, доношением мне представлял об открывшемся металле, которой он признавал по видимости быть свинцовой или серебряной руде…Чего ради помянутая канцелярия благоволит в то место, где оной металл изыскан отправить ныне штейгера и подштейгера. Которым приказать явясь у него Походяшина реченное место разработав, дойти до настоящей жилы руды…Июня 6 дня 1763 г.» (8).
     Во исполнение указа Канцелярии контора Березовских золотых промыслов доносит: «…для вышеписанного штейгер Вилим Келлер и ундер штейгер Василей Юрьев при сем посылаются…». В своем доношении М.М.Походяшин добавляет: «…означенной рудник найден был между прочими рудниками моими в известных урочищах уволенным по просьбе моей с Алапаевских майора Гурьева заводов подштейгером Иваном Закайдаковым, без которого уповательно в разработке и прочему не могло бы быть какой либо ошибки. Того ради КГЗП сим объявя и не соизволит ли оного Закайдакова к тому с прочими употребить. Июня 12 дня 1763 г.» (9).
     18 июля Виллим Келлер подает рапорт в Канцелярию: «…На которой прииск к нам прислан от него Походяшина Турьинского медного рудника служитель его Степан Богомолов и обще с Закайдаковым объявили, что подлинно то рудное, признаваемое Походяшиным свинцовый и серебренной, рудное место, которое мы и разработали. И выбито нами при том месте три ширфа: 1) в три с половиной, 2) от первого в север расстоянием в 11 саженях, при оном выбит в одну сажень и два аршина, 3) от 2-го в 10 саженях, оной в две с половиной сажени. При оных двух ширфах таковых каменьев ничего не оказалось. И с того прииска взято мною той руды худой и доброй до 7 фунтов. Оной прииск состоит от Верхотурья например в 140 верстах, вниз по реке Турье. От Турьинского зимовья в 4 верстах, близ которого состоит в 12 саженях предписанного Походяшина медной, называемый Турьинский рудник…
     …Вышеписанных каменьев в Екатеринбургской лаборатории истолчено и промыто на шлих добрых три с половиною, плохих 6 фунтов. Шлихов вымытых явилось из доброй ¾ , из плохой 1 золотник. И по оной промывке в тех шлихах бленглянцу видимо не было. Також де и по пробе чрез огонь оные шлихи, кроме медного отдуху, ничего не оказали…» (10). Но рапорт Келлера кажется Вяземскому не убедительным и он требует отправить его вторично «и велеть им по прибытии на оное место, разработав, дойти до настоящей жилы руды».
     Вторичное доношение от Келлера поступает 9 октября: «…на вышеозначенное рудное место ездили и…разрабатывали, так порядочно, как горное искусство повелевает. И пробито шахтою от состоящего от оного места его заводчика Походяшина от медного рудника в 12 саженях: 1) пробито шахтою длиною 4 аршина, шириною пять четвертей, углубенность 5 сажен. Из той шахты пройдено на восток штолною две с половиной, да в север одна с половиной сажени, вышиною два с четвертью аршина. Пробито ширфов от преждеупоминаемой шахты в 10 саженях: 1) на восток длиною 4, шириною один с половиной аршина, глубиною две с половиной сажени. 2) в север длиною 4, шириною один с половиной аршина, углубленность две сажени. 3) от реченной же шахты на север же пробито длиною 4, шириною одна с половиною, углубленность 4 аршина. В вышеозначенной шахте и на восток и штольною идено по белому и серому камню и местами попадалось небольшими камешками, в коих оказывался один признак блейнт малым числом. А на север, как в штольне, так и в ширфах идено по красному пустому камню, но только признаков никаких не оказалось и впредь в той штольне и ширфах никакой благонадежности быть неуповаемо» (11).
     20 ноября в Канцелярию поступает доношение от Василия Походяшина: «…родитель мой…просить о даче на заводы ево для надлежащаго разработывания и усмотрения приисканных и отводных, и приискиваемых…рудных мест и каменьев, за неимением знающаго то искуство, яко штейгера или другаго достойного горного служителя…прошу, дабы повелено было для вышеписанной в горном произведении надобности из находящихся в команде оной канцелярии знающаго того дела штейгера, или кого заблаго разсудится на коште помянутого родителя моего определит, дать…Ноября 17 дня 1763 года». 3 января 1764 г. контора Березовских золотых промыслов доносит: «…для надлежащаго разрабатывания и усмотрения приисканных и отводных, и приискиваемых впредь рудных мест и каменьев, послать ундер штейгера Василья Карпова» (12).
1764 г.

     22 июня в Канцелярию поступает доношение из Екатеринбургской золотых производств горной экспедиции: «…По указу…Канцелярии от 5 ч(исла) апреля сего года велено, для порядочного в добыче медных руд, содержащих серебро, и в разборе оных по горному обыкновению, на Петропавловской заводчика Максима Походяшина завод послать ундер штейгера  Максима Платонова…Определено: в Канцелярию Главнаго Заводов Правления представить доношением и просить, чтоб оная соблаговолила, по крайнему при золотых промыслах горных служителей недостаточеству, ундер штейгера Платонова от заводчика Походяшина, взяв, определить на здешние золотые промысла попрежнему, ибо ему Походяшину  и прежде отданным ундер штейгером Карповым исправлятца можно…Июня 21 дня 1764 г.». 7 июля Канцелярия выносит решение: «…означенной ундер штейгер на Петропавловской заводчика Походяшина завод послан для настоящей разработки и познания доброты медной руды, которая содержит в себе серебро, в чем состоит казенной интерес и канцелярии против присланного из государственной берг коллегии указа без действителного узнания содержания серебра оставить было неможно, Определено: для надлежащаго порятка в добыче золото содержащих  руд, посланного отсюда на Петропавловской заводчика Походяшина завод ундер штейгера Карпова прислать суда в самой скорости…А ундер штейгеру ж Платонову до указу впредь остатца на Петропавловском Походяшина заводе…» (13).
     Интересными документами являются полугодовые ведомости (своего рода полугодовые отчеты) составленные Петропавловской заводской конторой, где имелся раздел «При горных делах».
Первой известной, на данный момент, ведомостью Петропавловского завода является ведомость за первую половину 1762 г., в которой говорится про рудники разработанные и отысканные до 1761 г.: «Медной Турьинской, по течению той Турьи реки на левой восточной стороне, от зимовья Турьинского в бору на плоском ровном месте например в 3-х, а от Петропавловского завода в 54-х верстах. Старой разработки по 1762 год пройден в первом ширфе штолною, в полуденную сторону, по руде 4 сажени, шириною на 1 сажен, глубиною 2 ½ аршина. Видом лазорева, с зеленью, ваповая краска и с кварцом. Добротою благонадежна, ширфами один пройден в полден, а другой на западную сторону. По руде и по знанию, також виду и доброты длиною и шириною по 2, глубиною 3 сажени. В первой половине сего 1762 году разработано пройден ширф на полден, в длину 4, в ширину 3, в глубину 4 аршина. От него пройдено штолнами по руде в полден 2 штолны. 1-я в длину 3, в ширину 1 сажен, углублено на 2 ½ аршина. 2-я в длину 2, в ширину 1 сажен, углублено 2 ½ аршина. 3-я на восток в длину 1 ½, в ширину 1 сажен, углублено 2 аршина. 4-я в север в длину, в ширину и углублено ровно по 2 ½ аршина. По руде ж жилою, видом зеленая с лазорью, добротою благонадежна. Руды добыто и в завод перевезено остаточной от второй 1761 года половины добытой, обвалившей с боков в северном ширфе 250. В первой сего 1762 году половине добыто 7200. Итого с прежнею 7450 пуд, которая в завод вывезена без остатку… кроме одного Турьинского медного рудника (которая добыча происходила волнонаемными небольшим числом людьми)» (14). Упоминаются и железные прииски между Турьей и Каквой, описанные еще Петром Солонининым в 1759 г.
Ведомость за вторую половину 1763 г.: «…Турьинской, по течению той Турьи речки на левой восточной стороне. От зимовья Турьинского в бору на плоском ровном месте например в 3 – х, а от Петропавловского завода в 54 – х верстах. 1763 во второй половине…вновь разработано пробито 3 ширфа, между востоком и севером…Во оных трех ширфах и 3 – х штолнах добыто руды 5026, подрутка 500 пудов. Оная руда и подрудок в завод перевезена и при заводе на плавку меди употреблена в той же второй 1763 году половине без остатку. При руднике подрудка добычи первой того ж 1763 году половине осталось 1775…» (15).
Ведомость за первую половину 1764 г. Рудник разрабатывается уже пятью шахтами: «…Всего в вышеписанных 5 шахтах и штолнах в добыче руды в первой половине сего года было и в завод перевезено, и в плавку употреблено 33232, при руднике налицо осталось 17100, подрудка до 30000 пуд» (16).
Ведомость за вторую половину 1764 г.: «Турьинской, называемой Васильевской.…из преднаписанных № 2, 3-го, 4-го, 6-го и 7-го во второй 764 году половине в добыче руды примерным исчислением с 66750 пуд. Подрутков до 170000 пуд. А в 1-м и 5-м № во второй 1764 года половине добычи рудам не было» (17).
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #17 - 19.10.2010 :: 09:37:08
 
1765 г.

Ведомость за первую половину 1765 г.: «Турьинской назыаемой Васильевской в первой половине сего 765 году разработано: № 2) идена штольна в западную сторону… по железоватому камню и впредь простирается железоватая с зеленью крепкая руда. И работа происходит буровая, порохом…№ 6) Идена шахта, а из оных 2 штольны… И попадалась руда гнездами видом зеленая с куриозом… при упоминаемом 7 номере добыто руды генваря с 1 июля по 1 число 21 450 пуд. Из того зеленой и черной руды отпущено в завод 14 450 пуд. Затем отпуском при руднике состоит примерно руды зеленой до 800, красная до 6200 пуд, обоего 7000 пуд. От оных руд подрудков 3000 пуд. Да медной самороди добыто примерно до 500 пуд, подрудку от самородки до 3000 пуд и имеется при руднике. А при номерах 1-м, 3-м и 5-м в первой сего года половине с генваря по июль месяц работы не происходило». В первой половине 1765 г. тремя шахтами начинает разрабатываться Фроловский рудник, из которого было добыто 14 100 пудов руды и 2900 пудов подрудков (18). 
Ведомость за вторую половину 1765 г. В этот период были найдены новые медные прииски: «1) От называемого Турьинского Васильевского рудника в полуденную сторону, расстоянием например с 400 сажен. На ровном месте. Называемой Стефановской. 2) От оного в западную сторону, расстоянием например в ста саженях. При оных приисках руда простираетца между диким белым камнем в зеленом камне. И благонадежность впредь руды оказываетца. Называемой Першинской. 3) От называемого Фроловского рудника в сторону полуденную, за болотом, на ровном же месте, расстоянием от помянутого Фроловского рудника например одна верста и 200 сажен. Руды простираетца зеленым видом в сером крепком камне». При Васильевском руднике для разведки руд пробиваются две новые шахты. Разрабатываются и новые рудники: Стефановский двумя шахтами и Першинский одной. С 1-го июля по 31 декабря на рудниках было добыто: при Васильевском из шахт №№ 1, 2, 5, 7 серебристых руд – 31 200 пудов, самородной из шахты № 7 – 1927 пудов; при Фроловском «мягкой и серебристой» - 69850 пудов; при Стефановском – 14800 пудов; при Першинском – 6650 пудов. Всего из Турьинских рудников было добыто – 124 427 пудов медной руды. Хотелось бы обратить еще на один факт из этого документа. Среди не разработанных медных приисков значится: «…13) По Турье реке, по течению на левой стороне, в утесе с западную сторону, от воды вверх в одной сажене. Расстоянием от устья оной реки например в 25 верстах.» (19). То есть тот прииск, который в 1758 г. осматривал Леонтий Яковлев и который до настоящего времени считался Васильевским рудником, оказывается, на 7 января 1766 г. был еще не разработан.

1. ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.219-219 об.
2. Там же. Л.111 об.
3. Там же. Л.115-115 об.
4. Там же. Л.101-102 об.
5. Там же. Л.259-259 об.
6. Там же. Л.261-261 об.
7. Там же. Л.263, 265-265 об.
8. Там же. Оп.1. Д.1716. Л.1.
9. Там же. Л.4-5 об.
10. Там же. Л.14-14 об.
11. Там же. Л.22 об.
12. Там же. Д.?. Л.446-446 об., 449.
13. Там же. Д.1773. Л.451-451 об., 453-453 об.
14. Там же. Д.1687. Л.31 об.-33.
15. Там же. Д.1746. Л.357 об.-358.
16. Там же. Л.116 об.
17. Там же. Д.?. Л.108.
18. Там же. Д.1788. Л.156-157 об.
19. Там же. Л.498-503 об.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #18 - 28.10.2010 :: 18:07:10
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Вагран» № 50-52
газеты «Наше слово». Североуральск, 30 июля 2000. № 91. (а также в «Серебряном меридиане» № 30. С.1-4. историко-краеведческом приложении к газете «Алюминщик». Краснотурьинск, 6 июля 2001. № 27).


Длительная командировка


     Рассказав о дальнейшей судьбе Леонтия Яковлева, я несколько опередил события. Деятельность его на Северном Урале отнюдь не ограничилась освидетельствованием места под будущий Петропавловский завод и отводом к нему лесов. Как вы уже поняли из прошлого выпуска «Серебряного меридиана» № 29 («Походяшин расширяет поиск»), в 1758 году его еще ждали новые приключения. В то время, когда Леонтий заканчивал отвод лесов к заводу и уже подумывал о возвращении в Екатеринбург, Походяшин составлял реестр вновь найденным приискам, тем самым подготавливая новую работу Яковлеву (Реестр был опубликован в «Серебряном меридиане» № 26 («Документы свидетельствуют»).
     Сидя за столом, Максим Михайлович некоторое время задумчиво смотрел в окно, где на берегу Колонги Савастьянов что-то объяснял мужикам, потом вздохнул и закончил свое доношение: «…И обретающемуся при здешних новостроящихся Петропавловских заводов у отводу под завод места и описания лесов и для изыскания удобного другого под завод места ж, унтершихтмейстера Яковлева определить и наградить повелительным указом, чтобы ныне объявленные и впредь изысканные прииски, за отдаленностью здешняго места, а особливо в летнее время за болотистыми и грязевыми непроходимыми местами, дозволить ему ж, Яковлеву, описать и ограничить, и по обстоятельному описании по горному обыкновению отвесть. И на сие мое покорнейшее доношение учинить милостивое определение. Июля 19 дня 1758…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.219 об.). Помедлив, он приписал: «…К сему доношению Максим Походяшин руку приложил». Каменья с вновь найденных приисков были уже давно приготовлены и разложены по мешкам. Походяшин еще раз просмотрел реестр и велел готовить лошадей. Через неделю, 27 июля, доношение и реестр с каменьями были поданы в Канцелярию Главного заводов Правления.
     Если мы внимательно просмотрим список приисков, то заметим упоминание о Терсяцкой слободе. Это территория нынешней Курганской области. Очевидно, Походяшин в поиске руд не довольствовался только границами Северного Урала, но и производил разведку далеко на юге, рассчитывая при благонадежности руд строить заводы и там. Всего были присланы образцы руд с 25 приисков. Почему-то при разборке не оказалось под № 2. Зато под № 9 оказалось два. Испытание руд было поручено провести пробирному ученику Екатеринбургской лаборатории Иоганну Георгию Гофману. Результаты показали, что руды с медных приисков дали невысокое содержание меди, всего до 5 фунтов. А вот железные показали приличное содержание чугуна. Так образцы с прииска «от речки Колонги например со 100 сажен на левой стороне по течению» дали 55 фунтов. «При речке Олхошу» - 50 фунтов. «При речушке Талице в вершине» - 51 фунт. «В Павдинском камне» - 49 фунтов. За каждую пробу с заводчика было взято по 10 копеек, а всего 2 руб. 50 коп. Уже 30 июля о результатах испытаний Гофман сделал соответствующую запись и сообщил в Канцелярию. 7 августа члены Канцелярии, рассмотрев доношение, реестр и заключение об испытании, «…приказали заводчику и верхотурскому купцу Походяшину с прописанием апробованных руд послать указ и велеть ему те рудные места разработать по горному обыкновению, не упуская нынешнего летняго удобного к тому времени, и по разработании, ежели в коих местах совершенная руд надежда окажется, те места означенному пробователю Яковлеву освидетельствовать и обстоятельно описать, и учиняя чертежи, назнача ко оным указную дистанцию мест, а в отводе и отдаче их без указу не вступать…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.221, 222).
     Тем временем ничего не подозревающий Яковлев, закончив отвод лесов и пробыв некоторое время в Петропавловском заводе, отправился в обратный путь. 26 августа, подъезжая к Екатеринбургу, он встретил человека Походяшина, везшего указ Канцелярии, по которому ему следовало освидетельствовать медные и железные прииски. Мы не знаем, что испытал он в этот момент. Наверное, досаду. Но он был горным офицером и привык выполнять приказы. К тому же, как мы знаем, он слыл «человеком трезвым и воздержным». Взглянув вперед, где, казалось, вот-вот должны были показаться крыши города, Леонтий приказал разворачивать подводу обратно на север. На следующий день, прибыв в Верхотурье, он разыскал бывшего там поверенного Походяшина Ивана Хлепятина и потребовал от него «о действительно разработанных до надежды руд, также и неразработанных приисках писмянного известия, в каких оные местах и урочищах состоят…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.238). Ближайшие из них находились в верховьях Лобвы и Ляли, куда в те времена дороги из Петропавловского завода не было. Поэтому вполне вероятно, что, получив роспись приисков и запасшись продуктами в Верхотурье, Леонтий сразу же отправился на место. Путь пролегал через Лялинский караул, деревню Безсонову, по старой рудничной дороге, шедшей от бывшего казенного Лялинского завода к Конжаковскому руднику.
     4 сентября он уже приступил к обследованию железного прииска, значащегося в реестре под № 21, «которой состоит вверх по речке Лобве, на левой стороне, в вершине речки Талицы, которая впала в оную Лобву, в высокой горе, в называемом Сухом Камне (сейчас это Казанский Камень – прим. М.Б.), от высокого хребта в северо-восточную сторону в двух верстах, в краю оной горы, в западной стороне, а от летней дороги, коя лежит с Лялинского завода на Конжаковский рудник, на левой стороне, вверх на гору в трех верстах, от бывшего Лялинского завода в 70, от Конжаковского рудника в 20 верстах, который состоит за речкой Лобвой, а оная гора длины и ширины разстояния, например, по 10 верст…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.238 об.).
     6 сентября он осматривает прииск «…которой состоит во оном же, называемом Сухом Камне, от вышеписанного 21-го рудного прииска в 1 версте 65 саженях, в конце высокого хребта, с северо-восточной стороны, от ровного места вверх на гору в 30 саженях, от вершины речки Черной, разстоянием, например, 1,5 версты, где разрабатывано по оному утесу между отвалом, и по той разробке в утесе между пустым камнем железной руды оказывается довольно…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.239). К этим двум рудникам Яковлев назначает указные дистанции и вырезает на столбах литеры «Н.Ж.Р.З.М.П.П.Л.Я. 1758 г. сентября 6 числа», что означает «назначение железному руднику заводчика Максима Походяшина пробователем Леонтием Яковлевым». На следующий день он осматривает медный прииск, «…который состоит от вышеписанного 21-го железного рудника в трех верстах 400 саженях за речкой Черною, коя течение имеет с высокого хребта Сухова Камня в Лобву речку…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.239). Следующий железный рудник находился несколько южнее «…который состоит вверх по Нясме речке, на левой стороне, едучи по тропке, которая лежит из Верх-Лялинского Спасского села в деревню Палкину, разстоянием от оного села в 25 верстах, от речки Ермаковки вверх на левой стороне, например, в двух верстах, на самой, назначенной к Кушвинским, его высокографского сиятельства Петра Ивановича Шувалова заводам лесам линии, разстоянием от Кушвинского завода, например, в 80, от бывшего Лялинского завода в 30 верстах, на ровном месте в смятишном лесу, при котором разработано тремя ширфами», «…при которых ширфах добытой руды имеетца до 500 пудов…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.239 об.). Обследован рудник был 10 сентября.
     Но события развивались стремительно. Походяшин не был бы Походяшиным, если бы позволил себе или кому-нибудь минуту покоя. 2 сентября он самолично подает в Канцелярию новое доношение «…и за помощию божией на речке Колонге плотина и фабрики строением производятся. Тако же и лесам назначение оканчивается. К построению ж плотины и молотовых фабрик, для перековки чугуна в железо, другие места мною и посланными от меня служителями в Верхотурском же уезде, по впадающим в Лялю реку речкам Нясме и Павде, отысканы…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.109 об.). Здесь же сообщает, что лесов, годных к строению и содержанию завода, а также пашенных и сенокосных мест там немало. Просит, чтобы Канцелярия своим указом повелела Яковлеву и Савастьянову освидетельствовать эти речки и дать свое заключение, которая из них окажется более удобна для построения завода. После этого дать свое позволение на постройку завода и просить об этом же Берг-коллегию. Кроме этого, просит велеть Яковлеву освидетельствовать, описать и «положить на чертеж» рудные места, найденные уже после 19 июля, а также и те, которые будут найдены до его отъезда в Екатеринбург.
     Бедный Леонтий, когда он все это должен успеть сделать? И ведь это еще не конец истории. 3 сентября Канцелярия приказала: «…1) речки Нясму и Павду освидетельствовать, и которая из них к построению заводскому удобнее окажется, оную в каких она точно дачах и урочищах состоит и в каком от казенных и партикулярных заводов и рудников и других знатных мест и урочищ, яко городов и сел, и деревень, и больших рек, по коим бы можно суда с тягостми отправлять, разстояния и…сколько может вододействуемых колес поднять…и ежели объявленного заводчика Походяшина к строению и произведению допустить, то не будет ли другим заводам и селениям какового утеснения и помешательства. 2) вновь приисканные…рудные места…освидетельствовать…и о том к нему Яковлеву с подтверждением того, чтоб он, будучи за оным порученным ему делом, долговременно не медлил, послать указ…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.111, 111 об.). 
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #19 - 28.10.2010 :: 18:14:43
 
Уже на следующий день этот указ был отправлен с Походяшиным. Как Максиму Михайловичу за 9 дней удалось добраться до завода, собрать Савастьянова и отправить его к Яковлеву, каким образом Савастьянову удалось найти Леонтия в тайге, об этом история умалчивает. Но, видимо, очень торопился заводчик. И на это были причины.
     Наступила осень, приближалась зима, а дел было еще очень много. 13-15 сентября Леонтий и Иван осматривали места на речках Нясьма и Павда, которые находились в Лялинской волости и на Павде, на 95 версте по Большой Московской дороге от Верхотурья к Соликамску (Бабинова дорога – прим. М.Б.). Место на речке Павде находилось «…в 150 саженях в правую сторону от дороги, по течению с левой стороны, в одной версте от устья. От Верх-Лялинского Спасского села (ныне это поселок Юрты Новолялинского района – прим. М.Б.) в 14 верстах, от Петропавловского завода примерно в 110 верстах…где быть плотине прилегли с обоих сторон горы мысами, в правую сторону высотою 11 аршин, с левую отлогая 11 сажен, а выше оной плотины, в прудовом месте (т.е. где быть пруду – прим. М.Б.), по оной Павде и Березовке речкам разлив будет не малой, по водяной силе возможно устроить и в действие содержать 8 молотов…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.114). На Нясьме же измеривать и описывать не стали, хотя и показалось им там место удобным для заводского строительства. Но на Павде место было более лучшим. «…16, 17, 18 сентября были осмотрены прилежащие к тому месте леса…на вышеписанной на речке Павде по положению места и довольству воды и лесов, по свидетельству нашему явилось под строение завода способно…»
     В этом месте хотелось бы сделать некоторое отступление от повествования. Уважаемые мною краеведы Павды утверждают, что в 1999 г. их поселку исполнилось 400 лет. Мы только что рассмотрели описание места под строительство завода на речке Павда, данное Яковлевым и Савастьяновым, в котором нет ни одного намека на существующее в этом месте поселение. И это только один документ. Действительно, на Бабиновой дороге существовала Павдинская застава. Но она находилась на 10 верст дальше по дороге, выше по течению речки Павды. Отождествлять Павдинскую заставу и Николае-Павдинский завод все равно, что соединить Турьинский (Богословский) завод и Турьинские рудники. Это два разных места, а значит две разные истории. И начало истории нынешнего поселка Павда положил Максим Походяшин в 1758 г.
     Теперь продолжим наш рассказ. К 21 сентября Леонтий Яковлев и Иван Савастьянов вернулись на Петропавловский завод. Савастьянов снова приступил к строительству завода, а Яковлев продолжил освидетельствование рудников. Вернувшись немного назад, мы вспомним, что самое высокое содержание чугуна – 55 фунтов – показала руда с прииска № 12. Вот его и осматривал Леонтий 21 сентября «…которой состоит от отведенного нынешним летом его, Походяшина, 2-го железного рудника вверх по речке Колонге, на правой стороне, в мысу, в 1,5 верстах, от речки Колонги в 100 саженях, в мелком сосновом лесу, при котором руды железной значится длины на 20, широты на 10 сажень, и тако по благонадежности оному руднику указная дистанция назначена, с которого рудника взято руды 5 фунтов…». На следующий день осмотрел 3 медных прииска «…№ 3 (едучи по дороге с новостроящегося Петропавловского завода вверх по речке Колонга по правой стороне к назначенному верхнему месту, не доехав до оного с версту, на правой стороне от дороги в 50 саженях, при котором разработано ширфом длины 1,5 сажени, ширины 2,5, глубины 3 с четвертью аршина, в котором ширфу между серым разборным щебнем оказываетца медной руды камышки. № 5 от оного 3 прииска за высокою горою в пол версте…в восточную сторону в сосновом лесу, при котором разработано ширфом длины, ширины и глубины по 3 аршина, в котором ширфу сверху и в глуби, между синим и серым пустым камнем, оказываетца жила медной руды в белом кварце самородною медью, толщиною в вершок. № 6 от 3-го в север, в 200 саженях, в отлогом месте, в сосновом лесу, при коем разработано ширфом длины 1,5 сажени, ширины 2,5, глубины 3 аршина, в котором ширфу между разборным мелким камнем признак медной руды – небольшия камешки имеетца…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.240-240 об.).
     Закончив освидетельствование, Яковлев сделал заключение, что медные прииски № 3, 5, 6 и на речке Черной, железный прииск на речке Нясьме, недостаточно разработаны и поэтому выяснить, богаты ли они рудой, не представляется возможным. Соответственно, указную дистанцию он им не назначил, но литеры на деревьях, при тех «ширфах», все же вырезал «П.М.Р.З.М.П.С.О.П.Л.Я.», которые означают «прииски медной руды заводчика Максима Походяшина свидетельствовал и описал пробователь Леонтий Яковлев». С наступлением же весны прииски следует разработать больше.
     Помните, я говорил, что это еще не конец истории. В конце августа, начале сентября, находясь в Екатеринбурге, Походяшин совершил сделку с бароном А.С.Строгановым. Обменял свои прииски на речках Оленьей и Лямпе на прииски по речке Серебрянке (район Серебрянского Камня). Об этом сообщал Б.М.Золотарев в своей статье «Документы свидетельствуют» в «Серебряном меридиане» № 26 от 9 февраля 2001 г. Только хотелось бы несколько поправить Бориса Михайловича. 1) К тому времени Строгановы уже не являлись владельцами вагранских земель. Эти земли отошли казне, о чем неоднократно упоминает Яковлев, называя их государственными. 2) Никакие прииски на Оленьей Походяшин себе не оставлял, т.е. Строганову отошли все прииски, расположенные западнее границы отвода лесов к Петропавловскому заводу. 3) В документах ничего не говорится о том, что рабочие Походяшина строили Баронское. У Походяшина было еще мало людей, если даже найденные прииски не успевали разрабатывать за «малостию» работников. Ему нужно было успеть свой завод построить, а не помогать другому. Для этого у Строганова достаточно было своих крепостных, а руководил ими, очевидно, приказчик Федор Дмитриевич Ваулин, которого следует считать основателем Баронского. В будущем я расскажу о нем более подробно. 10 сентября Канцелярия своим указом велела Яковлеву и Савастьянову освидетельствовать место под строительство завода на Вагране и рудники, отданные Строганову. Этот указ они получили 21 числа, будучи в Петропавловском заводе. После того, как Яковлев 22 сентября закончил осматривать прииски на Колонге, они вместе с Савастьяновым в тот же день отправились на Вагран, где и пробыли до конца месяца.
     И хотя не было из Канцелярии никакого указания (Максим Михайлович что-то здесь задержался), 2-4 октября Яковлев и Савастьянов осматривали «по случаю попутности» (а вернее – по собственной инициативе и, вероятно, по просьбе Походяшина) «…место, обысканное сентября 2-го числа посыланными заводчика Походяшина людми, на речке Турье, которое по свидетельству явилось, состоит в Верхотурском уезде в Верх-Сосвинской волости, в разстоянии от новостроящагося заводчика Походяшина Петропавловского завода в полдневую сторону в 40, а от обысканного сего лета господина барона Александра Сергиева сына Строганова на речке Вагране места например в 45, от юрт новокрещенного ясашного вогулятина Дмитрея Антипкина вниз по оной речке Турье в 5, а от бывшего Лялинского казенного завода в 100, а от речки Улуса, где признано быть судовой пристане, в 80 верстах. Где плотина имеет быть, с обоих сторон имеются горы, между которыми по поверхности плотины 80 сажен, к построению молотовых фабрик весьма способное, и по водяной силе возможно построить и содержать в действии 8 молотов. 5, 6 и 7 того ж октября осматриваны принадлежащие к тому месту леса…оных на содержание оного завода на 60 лет уповаемо быть з доволством, и таковышеписанное на оной речке Турье место по близости новостроящегося Петропавловского завода и пристани к перевозке чугуна и железа описанных на речках Павде и Нясме мест под строение молотовых фабрик способнее, и ежели на оной речке Турье оным Походяшиным завод построится, то от оного никаким селениям и ни в чем помешательства и утеснения быть не признавается, ибо от того заводского места ближе 40 верст никаких жительств (кроме новокрещенного ясашного вогулятина Дмитрея Антипкина) не имеется, пашенных же и сенных мест, хотя тут во близости и нет, но по Сосьве реке оных имеется довольно, разстоянием около 40 верст…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.114 об.-115).
     Вот так! В 1999 г. Карпинск отметил 240-летие. Чего? Предлагаю вести летоисчисление Карпинска со 2 сентября 1758 г., тогда окажется, что он основан в один год с Североуральском. Это, конечно, шутка. А если серьезно, то несерьезно считать датой основания указ о разрешении строительства завода. Обычно за дату основания берется пуск завода или начало его строительства.
     После осмотра лесов Яковлев продолжил освидетельствование рудных приисков по реестру 19 июля. 8 октября он осмотрел медный прииск под № 1, «…который состоит по Турье речке, по течению на левой стороне, в утесе, а западную сторону от воды вверх в сажене разстоянием от устья оной речки например в 25 верстах, от новостроящегося Петропавловского завода в 35, от обысканного ж на речке Турье ниже в 10 верст, при котором разработано в гору отвалом на сажень, где оказалась жила медной руды з зеленью и с малою частию купфер кису в сером разборном камне, толщиною в аршин…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.115).
     9 числа был осмотрен железный прииск, «которой состоит едучи по дороге с новостроящегося Петропавловского завода в Верхотурье на правой стороне от речки Турьи в 7 верстах…» 13-го «…медной вверх по речке Лате на правой стороне, коя впала в Лобву речку…а от деревни Коптяковой в 5 верстах..» 14 октября был осмотрен еще один медный прииск на этой же речке Лате. После этого Леонтий сделал заключение: «…Только вышеписанные 4 прииски в благонадежности в рудах не довольно разработаны, и затем ныне оным местам указной дистанции не назначено…».
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #20 - 28.10.2010 :: 18:15:57
 
Здесь уточняется еще одна дата в истории Северного Урала. В книге Г.М.Каеты и Г.И.Воронова «Краснотурьинск» говорится, что первым рудником, открытым в районе города, был Васильевский. Якобы это его освидетельствовал Л.Яковлев 8 октября 1758 года. Поэтому официальной датой основания города Краснотурьинска является 1758 год. Выше я привел описание прииска, данное Яковлевым. Но Васильевский ли рудник был осмотрен 8 октября? Давайте разберемся. Известно, что Васильевский рудник находился от Турьи в 1,5-2 верстах, а описанный Яковлевым прииск в 1 (!) сажени. Руда из Васильевского рудника содержала 20 фунтов меди, а описанный выше только четверть фунта. Похож ли осмотренный 8 октября прииск на Васильевский? Нет. К тому же прииск был плохо разработан, и дистанция к нему не была назначена. По документам Васильевский и Михайловский рудники были открыты в 1760 г. и разработка их началась, очевидно, не раньше второй половины 1761 г., что и следует считать основанием Турьинских рудников. В той же книге написано, что в 1758 же году были открыты Николаевский и Першинский рудники. Но, как мы сами убедились, Яковлев в 1758 г. больше никакие прииски в районе Турьи не осматривал. А к 23 ноября он, наконец-то, возвратился в Екатеринбург. Тем и закончилась его длительная командировка на Северный Урал.      
     
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #21 - 05.11.2010 :: 13:15:56
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Вагран» № 46
газеты «Наше слово». Североуральск, 28 февраля 2000. № 25. (а также в «Серебряном меридиане» № 27. С.1-2. историко-краеведческом приложении к газете «Алюминщик». Краснотурьинск, 23 марта 2001. № 12).


"Жития трезвого и воздержного"


     Мы познакомились с Леонтием Яковлевым и Иваном Савастьяновым осенью 1757 года, когда они впервые приехали на Северный Урал для освидетельствования места под будущий Петропавловский завод. Прошло полтора года. Вроде бы срок не большой, а сколько ими было сделано: освидетельствованы места под будущие заводы – Петропавловский, Турьинский (Богословский), Павдинский, завод А.С.Строганова на Вагране, произведен отвод лесов к Петропавловскому заводу, освидетельствованы десятки рудных приисков, непосредственно под их руководством начато строительство Петропавловского завода. И до того, видимо, приглянулся Яковлев Походяшину, что когда Берг-коллегия разрешила построить на Турье завод, он стал просить Канцелярию Главного заводов Правления «…для отводу под строение на объявленной речке Турье завода и принадлежащих к тому заводу лесов и рудников…послать оного же пробователя Яковлева…». Доношение было подано 9 марта 1759 года. А уже 11 марта Канцелярия удовлетворила просьбу заводчика. Кроме отвода лесов к заводу на Турье, по просьбе Походяшина, Яковлеву и Савастьянову было приказано освидетельствовать места под строительство заводов на речках Ляле и Мурзинке. А что же Леонтий, где в то время был он?
     19 ноября 1758 года в Канцелярию поступило доношение от берггешворена Княгинина, что мастеровые и работные люди Сусанского завода (находился возле Алапаевского завода) и крестьяне Мурзинской слободы, якобы не были у исповеди и святого причастия. А это не порядок. Для ведения следствия по этому делу депутатом был назначен Яковлев, о чем 15 января Княгинину был послан указ. Сам Леонтий в это время в лаборатории занимался сплавкой золота, поэтому указ ему был вручен 24 февраля, после чего он и выехал в Алапаевский завод. Но к следствию он приступить не успел, так как, как мы знаем, поступило новое указание ехать ему на речку Турью. Как говорится, человек был нарасхват. Делать нечего, пришлось депутатство передать унтер-шихтмейстеру Алапаевского завода Юсупову, а самому возвращаться в Екатеринбург. Но не тут-то было. Здесь его ждала новая напасть.
     В 50-е годы XVIII века, в царствование Елизаветы Петровны происходила раздача казенных заводов в частные руки. При передаче Сенат руководствовался Берг-регламентом 1739 года, где высказывалась мысль, что «казенные заводы для многих околичностей и излишних иждивений не толь прибыточны и государству полезны, как оные, которые на иждивении партикулярных людей содержатся». Считалось, что в частных руках заводы принесут больше пользы. Получателей обязывали: «Чтобы те отданные им заводы содержали во всякой исправности, не токмо против нынешнего их состояния без умаления и без упадка, но и всевозможно б старались те заводы против нынешнего размножить». Однако практика раздачи заводов, как и практика эксплуатации розданных заводов, были далеко от выработанных положений. Сенаторы, непосредственно решавшие судьбы казенных заводов, в понятие «надежные люди», которым надлежало передать заводы, вложили близкое их сердцу содержание. В разряд «надежных людей» были включены не богатые купцы и промышленники, а вельможи и придворные. При передаче казенных заводов в частные руки правительство руководствовалось прежде всего стремлением обеспечить вельмож дополнительными источниками доходов. Условия передачи находились в прямой зависимости от положения при дворе лица, получавшего заводы. Так действительный камергер граф Иван Григорьевич Чернышев получил по указу 10 апреля 1757 года два Юговских завода (находились южнее нынешней Перми). Теперь давайте вернемся к оставленному нами Леонтию.
     Вернувшись из Алапаевского завода в Екатеринбург, он 14 марта получил указ отправляться к Походяшину на речку Турью. «Токмо он Яковлев у показанного Походяшина на заводах не был за нижеписанным», - сообщает Канцелярия. «Того же марта, 27-го дня, во исполнение Ея Императорского Величества указа, из Государственной Берг-коллегии, находящихся при здешних Сибирских, а положенные в подушной оклад при Юговских двора Ея Императорского Величества действительного камергера и кавалера графа Ивана Григорьева сына Чернышева заводах служителей»…в том числе и старшего пробователя Леонтия Яковлева отослать в Юговскую заводскую контору. Леонтий был сыном плавильного уставщика, возможно, известного в то время Федора Яковлева, который служил на Пермских казенных заводах, и с именем которого мы еще встретимся. Очевидно, в Екатеринбург он попал с Юговских заводов, раз там был положен в подушный оклад, и, когда заводы перешли в частные руки, ему пришлось вернуться туда.
     Давайте заглянем в аттестат, который выдала ему Канцелярия 30 апреля 1759 года. Оказывается, в службу он вступил с 24(28) октября 1740 года пробирным учеником с жалованьем от 12 до 36 рублей в год (обычно службу начинали в 14-15 лет). 1 мая 1752 года определен унтер-шихтмейстером второго класса, а 15 марта 1754 года переведен в первый класса. 12 ноября 1757 года назначен старшим пробователем с жалованьем 60 рублей в год. 27 марта 1759 года, после того, как получил указ об отправке на Юговские заводы, был снят с должности старшего пробователя, и остался в чине унтер-шихтмейстера первого класса. Бывшие при Екатеринбургском заводе бергмейстер Райзер и пробирный мастер Рюмин 22 июня 1748 и 24 марта 1753 года дали Леонтию Яковлеву такую характеристику: «…арифметику и геометрию, тригонометрию, сочинение чертежей в плане и профиле, также и пробирному искусству обучен и достаточно знает, и без пробирера всяких руд пробы, промывку золотых щлихов, сплавку серебра и золота сам собою отправлял действительно. Жития трезвого и воздержного. При порученной ему должности обращался рачительно и добропорядочно. В штрафах, наказаниях и подозрениях, и ни в каких худых поступках не бывал, и челобитья на него ни от кого и никакого не бывало…». Далее Канцелярия продолжает: «И за те ево добропорядочные поступки, воздержное житие и обучение подлежасчих до горного и заводского поведения наук, по определению здешней Канцелярии 1754-го года марта 15 числа в шихтмейстеры, в ранге прапорщичьей, удостоен и о произведении ево в тот чин представлено в Государственную Берг-коллегию, токмо на оное резолюции не получено».
     Кто же давал характеристику Яковлеву? В справочнике А.Козлова «Творцы науки и техники на Урале…» находим: «Райзер Евстафий Викентьевич, или Густав-Ульрих – горный деятель, товарищ М.В.Ломоносова по командировке в Германию. С февраля 1745 года был бергмейстером Канцелярии Главного заводов Правления в Екатеринбурге. На Урале работал по 1753 год…Рюмин Ермолай – пробирный мастер в Екатеринбурге, подтвердивший в июне 1747 года промышленное значение месторождения золота, открытого Е.Марковым». Вот с какими людьми работал, обучался пробирному искусству в Екатеринбургской лаборатории Леонтий Яковлев.
     Известно, что 27 июля 1756 года им был освидетельствован железный прииск к Шайтанскому заводу Никиты Демидова. 23 августа 1756 года им же освидетельствованы два железных прииска барона Сергея Строганова по речке Шайтанке, притоку реки Тагил. В том же 1756 году он обучает пробирному искусству Дмитрия Семеновича Хлепятина, служителя М.Походяшина, слесарного и весового дела мастера Бориса Шелехова: «…и я ево по крайнему моему прилежанию и знанию, елико возможность была, обучал бескрытно…». И, наверное, это малая толика тех славных дел, что совершил Яковлев.
     А в 1757 году пришло время Северного Урала. Тем более несправедливым кажется отношение к нему Канцелярии, когда 27 апреля 1759 года он сообщает, что ему велено ехать на Юговские заводы, а жалованье с 1 января не уплатили. А что же Канцелярия? Она рассуждала так: если считать с 1 января по 27 марта, когда Яковлев был отдан в партикулярное содержание, ему надо заплатить 14 рублей 16 копеек, а если по 23 апреля, когда ему был дан указ о его отдаче, то 18 рублей 66 копеек. В конце-концов решено было выдать ему 14 рублей 16 копеек, не забыв при этом вычесть расходы на госпиталь.
     К сожалению, о службе Леонтия Яковлева на Юговских заводах пока известно мало. На Юговские, как и на другие заводы Пермского горного начальства, когда ими владела казна, русские, татарские и башкирские рудопромышленники поставляли медную руду, получая за это из казны «надлежащую плату без всякого задержания и обиды». Из-за рудников между рудопромышленниками и графом вышел спор. Началось следствие, продолжавшееся в течение восьми лет. Известно, что в 1762-1763 годах «…при том следствии рудников со стороны его сиятельства имеет быть поверенным коллежский асессор Федор Санников, который тогда за болезнею у оного быть не мог, а при выправках приказал быть унтер-шихтмейстеру Леонтию Яковлеву…А в наставлении данном от него Санникова ему Яковлеву написано, чтоб имеющиеся при тех рудниках старые копии с отводными чертежами освидетельствовать…быть при тех выправках яко же и при следствии, со знающими тех копей людьми доказывать…». Высокие прибыли, получаемые от эксплуатации заводов Чернышевым, не спасли его от банкротства. В 1770 году он продает свои заводы казне. И только в 1771 году мы вновь встречаемся с Леонтием Яковлевым.
     
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #22 - 05.11.2010 :: 13:17:17
 
Оказывается, в 1755 и 1767 годах «…за прилежные и добропорядочные поступки и науки, и обучение учеников..» Канцелярия вновь аттестовала его в чин шихтмейстера, но Берг-коллегия снова никак на это не отреагировала. В то время, когда другие продвигались по службе, Яковлев 16 долгих лет оставался в чине унтер-шихтмейстера первого класса. Возможно, повлияло то, что он эти годы находился на службе у частного лица. Причины пока не ясны. В 1769 году Канцелярия вновь аттестовывает его в шихтмейстеры: «…Золотые, серебряные, оловянные, медные, свинцовые и железные руды, и монетные пробы, роштейн с пурштейн на черную медь, и принадлежашие к пробирному делу гончарные припасы и капелины делать достаточно умеет…из шлихов выплавлять золото и опробовать, в чистоте отделить от серебра и в чистоту привесть чрез антимонию, также и чрез крепкую водку (очевидно «царская» водка – прим.М.Б.), и серебро опробовать на золото, медь, железо, олово, на серебро, черную медь на чистую, також серебро из антимония и ис крепкой водки преципитацией достать, и к вышеписанным золотым пробам крепкую водку, аквафорт и акварейс делать и расчистить совершенно знает…».
     И справедливость восторжествовала. Указом Берг-коллегии от 5 октября 1770 года Леонтий Яковлев был произведен в шихтмейстеры с жалованием «по восьмидесят по четыре рубли, да на деньщика по одиннатцати Рублев по две копейки с половиною, а всего по девяносту по пяти Рублев по две копейки с половиною на год…».
     21 апреля 1771 года в церкви Рождества Христова при Юговских заводах Леонтий Яковлев был приведен к присяге. Как сложилась дальнейшая судьба Леонтия, пока не известно. Возможно, в будущем краеведам удастся узнать еще что-нибудь об этом замечательном, скромном горном офицере. Также надеюсь, что имя одного из основателей Североуральска не будет забыто».   
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #23 - 22.11.2010 :: 14:00:06
 
Статья опубликована в «Серебряном меридиане» № 74 – историко-краеведческом
приложении к газете «Алюминщик». Краснотурьинск, 25 февраля 2005. № 9. С.1-3.


Под названием «Гибель Леонтия Яковлева» опубликована в «Вагране» - историко-краеведческом выпуске газеты «Наше слово». Североуральск, 24 января 2005. № 8.

 

ОДНАЖДЫ  ПРИСЯГНУВ



                  Старший пробователь Екатеринбургской лаборатории унтер-шихтмейстер Леонтий Федорович Яковлев оставил значительный след в истории Северного Урала. Именно он вместе с мельничным мастером Иваном Савастьяновым в 1757 г. освидетельствовал место на речке Колонге под  Петропавловский завод, со строительства которого и началось промышленное освоение Северного Урала М.Походяшиным. Кроме этого за 1757-58 годы им были освидетельствованы места под строительство Николае-Павдинского и Турьинского (Богословского) заводов, произведен отвод лесов к будущему Петропавловскому заводу, осмотрены десятки рудных приисков.
Последующие годы его жизни были связаны с Юговскими заводами, находившимися южнее нынешней Перми. 5 октября 1770 года он был произведен в шихтмейстеры, а 21 апреля 1771 года приведен к присяге в церкви Рождества Христова при Юговских заводах.
                  Проходит несколько лет и в 1773-74 годах на Урале, в т. ч. и в Прикамье, разгорается крестьянская война под предводительством Е.Пугачева. Организатором сопротивления восставшим здесь являлся член Канцелярии Главного заводов Правления, асессор М.Башмаков. Одним из активных участников и руководителей этого сопротивления был и шихтмейстер Леонтий Яковлев.
                  Повстанческий отряд полковника Абдулова 28 декабря 1773 года вступил в д.Култаеву, находившуюся в 27 верстах от Юговских заводов, и стремился овладеть селом Верхние Муллы, Ягошихинским и Юговскими казенными заводами, после чего двинуться в Соликамский край. В такой обстановке Башмаков собирает совет, на котором присутствовали горные офицеры: берг-гешворены Берглин, Никонов, шихтмейстеры Яковлев и Солнопеков.
Было решено выделить из собранных на казенных Юговских заводах людей конную команду «самых проворных» в 120 человек. Во главе отряда были поставлены Берглин и Яковлев. Задачей отряда было: идя по Казанской дороге навстречу повстанцам, наступавшим на Юговские заводы, при встрече «поступать вооруженною воинскою рукою».
Этот отряд с двумя пушками встретил в полуверсте от Верхних Мулл 50 человек повстанцев. Абдулов, даже не применив пушек, отступил в Осу. 2 февраля 1774 года отряд под командой Яковлева в 325 человек при одной пушке, воспользовавшись затруднениями повстанцев под Кунгуром и уходом туда отряда Ситникова (атаман повстанцев Юговского завода Осокина), внезапно напал на Юговский завод и овладел им. Заводские люди не смогли оказать сопротивление и многие на лыжах ушли в лес, но затем постепенно возвратились домой. Оставшиеся на заводе и возвращавшиеся приводились к присяге. 42 наиболее активных повстанца были отправлены на казенные Юговские заводы.
1 апреля отряд во главе с Яковлевым численностью в 400 человек выступил с Юговских заводов к селу Белявскому, а «оттоль, куда обстоятельства и путь дозволят». В селе Белявском к нему присоединились силы управителей заводов Голицына и Шаховского в количестве 862 человек. По планам Башмакова отряд подполковника Папова в 1000 человек должен был, участвуя в экспедиции на Осу, пройти через Атерский волок на реку Тулву или через Юговский завод Осокина, Бымовский завод Демидова, на Аннинский казенный завод для соединения с отрядом Яковлева. В этом случае отряд управителей Голицына и Шаховского должен был ударить на Осу со стороны Беляевки, а Яковлев и Папов – со стороны Аннинского завода, где прежде всего ждали наступления пугачевцев.
Однако этот план сорвался. Дело в том, что Папов решительно отказался идти под Осу и повернул в сторону Красноуфимска и Ачита. На Осу же двинулся Яковлев с отрядом в 1237 человек. Он имел «роспись главных возмутителей», которых следовало схватить и в кандалах отправить на Юговские казенные заводы. С крестьянами, признавшими свою вину, было рекомендовано поступать «по усмотрению»: «для поощрения…чтоб и другие лучше возвращались в повиновение», «отпускать без штрафу» «в домы» или «в страх другим к воздержности наказывать плетми и батоги».
Помимо отряда Яковлева на Тулву следовала экспедиция, возглавляемая управителем Аннинского казенного завода Берглиным. 6 апреля Берглин без боя вступил в Осу. Повстанцы ушли на реку Тулву. Берглин повернул свой отряд, и  к 12 апреля им были «действительно обращены в пепел» деревни Барды, Мостовая, Бичурка, Коянова и др. Сопротивление, оказываемое восставшими, вынудило Яковлева сконцентрировать все силы в Осе и избегать вылазок небольшими отрядами. Было приказано прекратить поджоги деревень и открывать огонь по повстанцам только в случае явного превосходства сил, когда правительственным силам не грозило бы истребление. К этому времени в его отряде было 300 человек и 7 пушек.
Опасаясь в создавшихся условиях открытого вооруженного столкновения, Яковлев решил попытаться мирным путем склонить восставших на свою сторону. Восставшие же готовились к захвату Осы, ожидая помощи Салавата Юлаева, а возможно, и самого «Петра Федоровича».
Весь май и первую половину июня находившиеся в Осе отбивали атаки на пригородок местных восставших. Башмаков, извещенный о приближении больших отрядов повстанцев, требовал в Казани помощи. И Казанский губернатор направляет в Осу команду майора Скрипицына, которая прибывает в город 18 июня.
В это время Пугачев, армия которого возрастает до 9 тысяч человек, направляется через Шермяитский завод к Осе. Двигаясь к Каме, Пугачев подошел к Осе также 18 июня. Сюда же прибыл со своим отрядом и Салават Юлаев. Мастеровые и работные люди Рождественского завода Демидова перебежали на сторону пугачевцев. Им удалось прихватить с собой и небольшую пушку со снарядами. Это была первая пушка, которую получил Пугачев, подошедший к Осе совершенно без орудий. Ободренные успехом пугачевцы ринулись вперед и захватили еще две пушки.
Яковлев и Скрипицын выстроили своих людей «фронтом перед Осой» и открыли «жестокий огонь». Пугачевцы усилили натиск. При отступлении к Осе Яковлев был ранен в руку. Четыре раза пугачевцы штурмовали город, но безрезультатно.
Только утром 21 июня, так и не дождавшись помощи, ожидаемой от подполковника Папова, Скрипицын, спрятав под «городскую стену» остававшиеся у него пушечные заряды, построил команду и прекратил сопротивление.
По свидетельству очевидцев, после того «как казаки, так и осинские жители ис крепости» вышли, пугачевцы крепость и церковь, «выбрав образа, книги и сняв с колоколны колокола, зажгли, которые и згорели».
Вслед за тем пугачевцы отошли в свои лагеря, где Пугачев вершил суд и расправу. Все офицеры и даже осинский воевода Пироговский были помилованы, а Скрипицын назначен командиром вновь образованного под Осой Казанского повстанческого полка. Затем состоялся суд над Яковлевым, который за «напрасное кровопролитие», варварскую расправу на Тулве, под Осой и в Кунгурском уезде был предан пугачевцами смертной казни. Его помощника Манакова за отказ отвечать на допросе о количестве артиллерии и пороха и за его непризнание Пугачева государем «бросили в огонь». Все «писмяные дела» экспедиции Яковлева были сожжены. Отряд Яковлева, плененный в Осе, был разоружен и приведен к присяге. Именно здесь, под Осой, окончательно стала ясной цель дальнейшего движения Пугачева – Казань.
                          Так 230 лет назад, 21 июня 1774 года, под Осой трагически оборвалась жизнь горного офицера Леонтия Федоровича Яковлева. Однажды приняв присягу, он остался верным ей до конца. За свою сравнительно короткую жизнь он не получил больших чинов, каких-то особых почестей, но в тех местах, которые он когда-то освидетельствовал, были построены заводы, выросшие в современные города Североуральск, Краснотурьинск, Карпинск, поселок Павда. Тем самым он внес огромный вклад в первоначальную историю промышленного развития региона. Одно только это дает право, чтобы его имя осталось в памяти потомков. 

                                                                   
ДОКУМЕНТЫ


Письмо башкир-повстанцев



             Гайнинской волости Осинской дороги Уфимского уезда командиру карательной команды унтер-шихтмейстеру Л.Ф.Яковлеву с требованием оставить город Осу и отойти на Юго-Камские заводы.
№ 268                                                      2 июня 1774 г.
«Гайнинской волости и от прочих башкирцов его благородию господину ундер- шихтмейстеру Леонтью Федоровичу Яковлеву.
Сим письмом во известие объявляем: сего 1774-го года июня 2-го дня присоветовали мы все, вышеименованные, и к лутчему разсудили для государственной и народной пользы, чтоб вам, господину ундер-шихтмейстеру, и со всею командою из города Оса выти в свои жительства, и жить по старому. А ест ли жа сего числа из города Осы не изволите выступить, то мы, все башкирцы, со всею командою чинить будем противо вас сопротивление неотменное же, понеже как мы, так и вы привели государственному интересу немалой ущерб, также и промежду собою не малые ссоры. И естли жа вы из города Осы со своею командою выступите, то мы как Осинской волости крестьяном, так и вашим обывателям обид и раззорениев никаких причинять не будем впредь до указу. А сверх того, желаем мы обращаться во всяком благополучии, понеже мы у вас увещательных присланных ис команд не видали, и для чего вы наши жительства, не объявя манифестов жгли».
Письмо было вручено делегатами повстанцев унтер-шихтмейстеру Л.Ф.Яковлеву в селе Гамицы под Осой, а впоследствии прислано Пермской провинциальной канцелярией Казанскому губернатору Я.Л.Бранту 13 июня 1774 года.

«Документы ставки Е.И.Пугачева, повстанческих властей и учреждений», 1975 г.

                              


Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #24 - 08.12.2010 :: 11:51:25
 
Статья опубликована в «Богословском роднике» № 9, историко-краеведческом приложении к газете «Карпинский рабочий». Карпинск, 20 сентября 2002. № 76. 


НАЧАЛО

     60 лет назад, 31 марта 1941 года, указом Президиума Верховного Совета РСФСР поселки Угольный и Богословск были преобразованы в г.Карпинск. Если п.Угольный был сравнительно молодым поселением, то Богословск имел уже более чем полуторавековую историю. Официальной датой основания Богословска – Карпинска, как поселения, считается 1759 г., хотя строительство Богословского завода началось несколько позднее. Также в городе существует мнение, что Богословский завод был демидовский, в то время как Демидовых здесь никогда не было. Чтобы разобраться во всем этом, давайте обратимся к архивным документам того времени. Так сказать, вернемся в истокам истории города.
     1 сентября 1757 года в Канцелярию Главного Правления Сибирских, Казанских и Оренбургских заводов, которая находилась в Екатеринбурге, от верхотурского купца Максима Михайловича Походяшина было подано доношение, в котором он сообщает: «…обыскано вверх по Сосьве-реке, по впадающим в оную речкам Ваграну и Колонге медные и железные руды…» и просит «…будущего 1758 году летом на пристойном из помянутых речек или на других, которые способнее к заведению заводов изобрящутся, месте вододействуемый завод строить допустить…». Канцелярия, откликаясь на просьбу купца, для освидетельствования и описания рудных приисков, и места под строение завода, направляет старшего пробователя Екатеринбургской лаборатории, унтер-шихтмейстера Леонтия Федоровича Яковлева и мельничного мастера, за уставщика, Екатеринбургского завода Ивана Савастьянова. По результатам поездки Яковлева и Савастьянова Канцелярия разрешает Походяшину строительство чугуноплавильного завода на речке Колонге, а для перековки выплавляемого чугуна в железо, для неопустошения лесов, летом 1758 г. подыскать место на другой речке, где и построить молотовые фабрики. В мае 1758 г. началось строительство Петропавловского завода (ныне г.Североуральск – прим. М.Б.). В то же время Походяшин посылает служителей для поиска места под второй завод, как рекомендовала Канцелярия.
     И вот 2 сентября 1758 г. он подает новое доношение: «…и за помощию божией на речке Колонге плотина и фабрики строением производятся. Тако же и лесам назначение оканчивается. К построению ж плотины и молотовых фабрик, для перековки чугуна в железо, другие места мною и посланными от меня служителями в Верхотурском же уезде, по впадающим в Лялю-реку речкам Нясьме и Павде, отысканы…Того ради…покорнейше прошу, дабы повелено было, объявленные речки к построению на них молотовых фабрик, о благонадежности их, означенным старшему пробователю Яковлеву и мельничному мастеру Савастьянову освидетельствовать и положить на чертеж…». И уже на следующий день, 3 сентября, Канцелярия дает указание Яковлеву и Савастьянову осмотреть названные речки.
     23 ноября Яковлев и Савастьянов подают в Канцелярию рапорт: «…и в силу оного указа, на те, упоминаемые заводчиком Походяшиным, под строение завода на речках Павде и Нясьме, так и третие, по случаю попутности, на речке Турье места мы осматривали и свидетельствовали. И потому нашему осмотру и свидетельству оказалось, хотя на обоих вышеписанных местах, на речках Павде и Нясьме, к построению вододействуемых заводов оказались способны, и лесов довольно, но ныне к построению тех заводов за дальностию расстояния в перевозке с новостроящегося оного Походяшина Петропавловского завода чугуна признать на речке Турье, ибо до назначенных по речке Павде с лишним 100, а до Нясьминского со 135 верст…третие ж, на речке Турье, от того Петропавловского новостроящегося завода состоит во близости и расстоянием прямолинейно не далее 40 верст, при коем лесов, прилежащих на строение и содержание оного, будет з довольством. И по многим, против вышеписанных Павды и Нясьмы речек, способностям, как нами Яковлевым и Савастьяновым, так и заводчиком Походяшиным, признать к построению ныне тут завода весьма за лутчее. И оные три места состоят на порозжих государственных землях, и во близости их никаких заводов не имеется, и ежели к построению тут заводов допущено будет, то от построения их никому и ни в чем утеснения и обид быть не может. Тут же во близости того на речке Турье заводского места и не далее расстоянием 80 верст, на речке Улусе, коя впала в Вишеру-реку по течению с левую сторону, возможно построить и судовую пристань…». Далее Яковлев и Савастьянов дают описание места на р.Турье и лесов вокруг этого места: «…октября 2, 3 и 4 числа осматривали место, обысканное сентября 2-го числа посыланными заводчика Походяшина людьми, на речке Турье, которое по свидетельству явилось: состоит в Верхотурском уезде в Верх-Сосьвинской волости, в расстоянии от новостроящегося заводчика Походяшина Петропавловского завода в полдневую сторону в 40, а от обысканного сего лета господина барона Александра Сергиева сына Строганова на речке Вагране места например (примерно – прим. М.Б.) в 45, от юрт новокрещенного ясашного вогулетина Дмитрея Антипкина вниз по оной речке Турье в пяти, а от бывшего Лялинского казенного завода (находился на реке Ляле в селе Караульском – прим. М.Б.) в 100, а от речки Улуса, где признано быть судовой пристани в 80 верстах. Где плотина имеет быть, с обеих сторон имеются горы, между которыми по поверхности плотины 80 сажень, к построению молотовых фабрик весьма способное, и по водяной силе возможно построить и содержать в действии 8 молотов. 5, 6 и 7 того же октября осматриваны принадлежащие к тому месту леса, которых состоит по левой стороне речки Турьи в расстоянии вверх по оной на 20, в бок к речке Волчанке против заводского места на 15, вниз между Турьей и Волчанкой до реки Сосьвы на 35 верст сосновые, березовые и еловые, в том числе между оными речками в разных местах гаревых, безлесных и болотных мест, також мелких лесов, кои выросли на гаревых местах имеется на половину; а по правую сторону оной речки Турьи в бок до речки Каквы на 15, вниз к Сосьве по Турье на 35, по Какве на 40 по большей части гаревые места. А лесов в разных местах по край оных речек и между гаревыми местами имеется сосновых, березовых и еловых обширностию по 2, по 3 и по 4 версты, которых лесов между Турьей и Волчанкой и Каквою речками и по устье оных на содержание оного завода на 60 лет уповаемо быть з довольством,…пашенных же и сенных мест хотя тут во близости и нет, но по Сосьве-реке оных имеется довольно, расстоянием около 40 верст» .
     Рапорт и описание в Екатеринбург были доставлены Леонтием Яковлевым. Одновременно в Екатеринбург отправляется служитель заводчика Дмитрий Хлепятин, ведь нужно успеть закрепить найденные места за Походяшиным. 27-го ноября он подает очередное доношение, в котором заводчик просит: «…Того ради Канцелярию Главного заводов Правления с покорностию прошу дабы повелено было на объявленной речке Турье, для перековки выплавляемого при Петропавловском моем заводе чугуна в железо, завод строить дозволить и о том меня наградить указом…» .
     8 декабря Канцелярия выносит свое мнение: «…Повелено будет показанного верхотурского купца и заводчика Походяшина, на приисканном им на речке Турье удобном месте, к построению железоделаемых молотовых фабрик допустить…» . Но требуется еще и разрешение Берг-Коллегии. Поэтому 15 декабря Дмитрий Хлепятин, получив в Канцелярии доношение для Берг-Коллегии, а также копии с описания и чертежа, отправляется в Петербург. А уже 5 февраля 1759 г. Государственная Берг-Коллегия выносит свое определение: «…вышепоказанному верхотурскому купцу и заводчику Походяшину на приисканном им на речке Турье удобном месте, для перековки выплавляемого при Петропавловском ево Походяшина заводе из домен чугуна в железо, молотовый завод, сколько оная речка Турья водяною силою молотов поднять сможет, построить дозволить. И под строение того молотового завода отвесть место, смотря по пространству, ситуации, свободности и по величине заводской плотины, фабрик и всякого заводского и хоромного строения, и ежели те земли явятся владельческия, то в платеже за те земли, по силе берг-регламента 6 пункта договаритца ему Походяшину добровольно, а ежели явятся государственные, то за оные платить ему Походяшину по 2 процента…» . В Екатеринбурге этот указ был получен 8 марта.
     Пройдет еще несколько лет, прежде чем Максим Михайлович приступит к строительству завода на р.Турье. За это время будут отведены леса к будущему заводу, произойдет приписка крестьян Чердынского уезда и другие события. Но это уже другой рассказ. 
     

Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #25 - 29.01.2011 :: 20:05:35
 

Опубликовано в материалах «Четвертые Татищевские чтения. Тезисы докладов и сообщений». Екатеринбург, 18-19 апреля 2002 г. Екатеринбург, 2002. С.147-149 (а также под названием «Так сколько же лет Павде?» в «Серебряном меридиане» № 53. С.8. историко-краеведческом приложении к газете «Алюминщик». Краснотурьинск, 30 мая 2003. № 22).



К  ВОПРОСУ  О  ДАТЕ  ОСНОВАНИЯ  ПОСЕЛКА  ПАВДА


     В своем сообщении хотел бы затронуть проблему датировки основания небольших населенных пунктов Свердловской области: деревень, поселков, малых и средних городов. Если такие города, как Екатеринбург, Верхотурье, Туринск, в этом вопросе могут рассчитывать на помощь историков, то установление даты основания менее значительных поселений является , в основном, прерогативой местных краеведов, что без привлечения архивных документов не всегда бывает обоснованным.
     В 1999 г. в газете «Уральский рабочий» были опубликованы несколько сообщений о том, что поселок Павда Новолялинского района отметил 400-летие со дня основания (1599 г.). Выходит, Павда третий по возрасту, из ныне существующих, населенный пункт на территории Свердловской области после Пелыма и Верхотурья? Так ли это? Географически поселок находится на территории бывшего Верхотурского уезда, на знаменитой Бабиновской дороге, проходившей из Соликамска в Верхотурье по территории современных Карпинского и Новолялинского районов. Откуда взялась дата – 1599 г.? В «Пермской летописи» В.Н.Шишонкр говорится, что «село Павдинское» было основано в 1598 г. У А.А.Дмитриева в «Пермской старине» дата – 1600 г. Третья появляется у И.Я.Кривощекова в «Словаре Верхотурского уезда» - 1599 г. К сожалению, ни один из трех не подтвердил этот факт документально. Все трое утверждают, что селение возникло как таможенный «караул». Но речь идет не о дате возникновения «караула», а об основании поселения с постоянными жителями.
     Если допустить, что село Павдинское существовало в 1599 г., то сведения о его жителях должны были обязательно отразиться в переписях населения XVII-XVIII вв. Но ни в первой, сохранившейся и дошедшей до нас переписи Верхотурского уезда – «Дозорной книге Ф.Тараканова 1621 г.», ни в крестоприводной книге 1646 г., ни в переписях А.Бернатцкого (1666 г.) и Л.Поскочина (1680 г.), ни в ревизских сказках 1719 и 1721 гг. нет никакого упоминания о селении Павдинском и его жителях. В 1759 г. из Сибирской губернской канцелярии во все воеводские и управительские канцелярии были посланы указы, по которым требовалось прислать ведомости о состоянии мостов и гатей на больших проезжих дорогах. Такая ведомость была прислана и из Верхотурской воеводской канцелярии: «…З десятой версты к селу Спасскому (село, где жили местные вогулы, ныне поселок Юрты Новолялинского района – прим. М.Б.) на семи верстах мосты и дороги не поправлены жителствующими по той дороге завоцкими крестьяны, за тем что, де, они находятся в завоцкой работе. С восемьдесят первой по девяносто пятую версту, по речку Павду, мосты и дороги не исправлены за тем, что, де жителства никакого по той дороге не имеетца. З девяносто пятой по сто шестую на десять (по 116 версту – прим. М.Б.) мосты не поправлены и дорога не росчищена за неимением по той жителствующих…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1729. Л.208-208 об.). И наконец, рапорт Верхотурской воеводской канцелярии от 29 июля 1759 г.: «…При Павдинской заставе, кроме учрежденных от верхотурской пограничной таможни для караула караульных и состоящих на почтовом станце почтовых ямщиков, не имеетца…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1526. Л.424), т.е. постоянные жители на заставе не проживали. Итак, становится ясно, что вплоть до конца 50-х гг. XVIII в. на расстоянии от Спасского села до села Ростеса никаких поселений не было.
     Могу услышать возражение, что пусть не было поселения, но существовала Павдинская застава, от которой и ведет свою историю поселок. Но, во-первых, нет документальных подтверждений о существовании заставы в XVII в. Во-вторых, можно ли отождествлять заставу с заводским поселком? В рапорте Верхотурской воеводской канцелярии от 29 мая 1758 г. говорится: «…Павдинская застава по Большой Московской дороге к Соли Камской от Верхотурья в 104 верстах (запомним это число – прим. М.Б.). К той заставе поблизости имеются кабаки: 1) откупа Дягилева, недоезжая той заставы 22 версты, в вагульцах (Спасское село – прим. М.Б.). 2) Проехав заставу к Соли Камской 40  верст, ведомства того города Соли Камской в селе Ростеском…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1526. Л.415 об., 416). Конец 50-х гг. XVIII в. ознаменовался началом промышленного освоения Северного Урала верхотурским купцом М.М.Походяшиным. С 1758 г. на речке Колонге строится Петропавловский завод, а для постройки молотовых фабрик по перековке выплавляемого чугуна в железо заводчику было рекомендовано подыскать другое место. Такое место было найдено на речке Павде. Для освидетельствования места под строительство будущего завода были посланы старший пробователь Екатеринбургской лаборатории Леонтий Яковлев и мельничный мастер Екатеринбургского завода Иван Савастьянов. 23 ноября 1758 г. от них поступил рапорт: «…осматриваны под строение заводов на речках Павде и Нясме места, которые состоят в Верхотурском ведомстве в Лялинской волости, и на Павде, едучи из Верхотурья к Соли Камской по Большой дороге на 95 версте,…от Верх-Лялинского Спаского села на 14 версте…на вышеписанной на речке Павде по положению места и доволству воды и лесов по свидетелству нашему явилось под строение завода способно…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.114, 114 об.). Из предыдущих документов мы знаем, что расстояние от Верхотурья до Павдинской заставы было 104 версты. Место же под завод было выбрано на 95 версте. Произведя несложные арифметические подсчеты, мы получим расстояние в 9 верст между заставой и местом под строительство будущего завода. В 1759 г. Берг-Коллегия закрепляет за Походяшиным найденное место. А 15 июня 1761 г. приказчик Николае-Павдинской заводской конторы Василий Кирильцов сообщает: «упомянутый завод строением начат в прошлом 1760 г., которое строение и поныне производитца» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1734. Л.178).
     Приходится только сожалеть о том, что историки объединили два разных места с одним названием: Павдинская застава и поселок, возникший при Николае-Павдинском заводе.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #26 - 30.01.2011 :: 16:39:08
 
Опубликовано в материалах «Седьмые Татищевские чтения.  Доклады и сообщения». Екатеринбург, 17-18 апреля 2008 г. Екатеринбург, 2008. С.375-384.



Казенные мастеровые и Петропавловский завод. К 250-летию Североуральска.


     Строительство любого завода не обходится без специалистов в строительном деле, без тех, кто помогает налаживать производственный процесс. В XVIII в. частному лицу на строительство металлургического завода отводился трехлетний срок. Государство, заинтересованное в увеличении производства, на период строительства выделяло заводчику с казенных заводов своих мастеров. Так было и при строительстве Петропавловского завода верхотурского купца Максима Михайловича Походяшина.
     Уже в первом своем доношении, поданном в Канцелярию Главного заводов Правления (далее «Канцелярия» - прим. М.Б.) 1 сентября 1757 г., М.М.Походяшин просит: «…и для предписанного заводского строения мастеровыми людьми, хотя б неполным штатом, коликое число принадлежит быть при заводском произведении мастеровых людей, ныне, на первой случай, для наилучшего порядка и обучения меня снабдить. А имянно: плотинным, доменным, меховым, молотовым и угольным, коих имею я содержать на своем коште…». Канцелярия удовлетворила просьбу Походяшина. О том, кто был выделен заводчику в эти три года, мы можем узнать из ведомости за 1760 г., составленной Василием Походяшиным и поданной в Канцелярию 31 октября 1761 г.: «Для построения Петропавловского завода и обучения учеников, на первой случай, дано от Канцелярии Главного заводов Правления, в силе берг-привилегии, регламента и указов: доменной подмастерье – 1, фурмовой ученик – 1, дощатых подмастерьев – 2, молотовых подмастерьев – 3, меховой ученик – 1, плавиленной и гармах#рской мастер – 1, итого – 9. Оные мастеровые люди подушные денги платят сами за себя в Екатеринбург, в казначейскую кантору, а от заводчика Походяшина платежа за них не бывало, ибо они на завод ево Походяшина даны на время, а не вовсе» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1674. Л.35). Почему-то Василий забыл упомянуть плотинного мастера. А ведь в XVIII в., когда заводы были вододействуемые, т.е. работали за счет силы воды, плотина являлась едва ли не главным заводским строением, «сердцем» завода. Соответственно и плотинный мастер был Первым строителем.
     В указе Берг-Коллегии от 4 декабря 1757 г. сказано: «и по отводе тех рудников, под завод места, помянутому Савастьянову быть при строении означенного новостроящегося купцом Походяшиным завода, плотин и протчаго» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.11). По формулярным спискам Екатеринбургской заводской конторы за 1745 г. мы узнаем, что пильной мельницы мельничному мастеру Ивану Савстьянову 37 лет, что он сын мастерового, в службу вступил в 1725 г. учеником, в данном чине с 1 января 1743 г. К 1757 г. он уже мельничный мастер над всеми заводами, за уставщика. О том, каким высоким авторитетом пользовался Савастьянов, мы можем судить по архивным документам. В марте 1757 г. в Канцелярию поступил указ из Берг-Коллегии о присылке плотинного мастера «самого лутчаго» для оценки плотин  на Липецких, Брянских и Козминских заводах. На что Канцелярия отвечает: «мельнишной мастер Иван Савастьянов, хотя ныне здесь и на лицо, и к тому послать способен, но он нередко бывает в посылках для разных заводских исправлениев на казенные заводы. К тому ж, сего года весною и летом, имеет быть употреблен к строению, повеленной указами реченной Государственной Берг-Коллегии и Экспедиции о Нерчинских заводах, при Шиловоисетском золотосодержащем и медном рудниках плотины, к чему состоит почти токмо один. И по той необходимости отлучить ево Савастьянова отсюда ни по которой мере невозможно» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1525. Л.541).
     А осенью 1757 г. пришло время Северного Урала. В Государственном архиве Свердловской области хранится «План, учиненной в силу указа ис Канцелярии Главного заводов Правления от 30 числа марта 1758 г., отведенному под строение завода заводчику и верхотурскому купцу Максиму Походяшину на речке Колонге, от устья оной в полуверсте, под плотину, под фабричное и домовое строение месту». План составлен унтер-шихтмейстером Леонтием Яковлевым и Иваном Савастьяновым. Можно с уверенностью сказать, что это первый план Петропавловского (Североуральска), по которому велось строительство завода (ГАСО. Ф.59. Оп.7. Д.297).
     Совместно с Леонтием Яковлевым Иван Савастьянов принимает участие в освидетельствовании мест под строительство Петропавловского, Турьинского (Богословского), Павдинского заводов, завода Строганова на Вагране, строит Петропавловский завод. Можно, наверное, сказать, что Северный Урал явился своеобразным «звездным часом» Ивана Савастьянова. Почти два года были отданы Северному Уралу. Последние два года жизни. 15 июня 1759 г. Екатеринбургский школьный подмастерье Петр Феофанович Солонинин, посланный для отвода лесов к Турьинскому (Богословскому) заводу, сообщает в Канцелярию: «находящейся при Петропавловском заводе Савастьянов, до прибытия и во время бытия моего, был одержим болезнию, которой сего июня 2-го числа волею божию умре» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.172).
     Но строительство завода нужно продолжать. И в вышеписанном доношении П.Солонинин спрашивает: «кто имеет быть определен на место умершего Савастьянова…к достройке упоминаемого Петропавловского и предь вновь назначенного к заведению на речке Турье заводов». 6 июля 1759 г. Канцелярия приказывает: «вместо умершего мельнишного мастера Савастьянова, ис плотинных подмастерьев, или из лутчих здешних плотников, знающего производство в строении плотин и протчаго, на коште купца и заводчика Походяшина, послать при указе немедленно» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.173 об.). 9 июля Екатеринбургская заводская контора сообщала: «от здешней заводской канторы знающий производство в строении плотин и протчаго, дела водяных колес мастер Анисим Ломаев выбран» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.87). И уже 10 июля А.Ломаев отправился к Походяшину, продолжив строительство Петропавловского завода, которое, в основном, было завершено к весне 1761 г., так как 1 марта этого года Максим Походяшин дал Ломаеву лестную характеристику: «находящейся, за плотинного, при новостроящихся Петропавловских заводах Анисим Ломаев, которого по должности ево исправление происходило весьма добропорядочное, и впредь к таковым производствам надежным признается, и отпущен, по прежнему явиться к команде своей в немедленном времени» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1630. Л.283). 2 апреля 1761 г. Ломаев был отослан Канцелярией в Екатеринбургскую заводскую контору.
Уже в феврале 1758 года к Походяшину для строительства домны были отправлены доменный подмастерье Сысертского завода Тарас Швейкин и меховой ученик с Екатеринбургского завода Василий Кострыгин (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1556. Л.49). Тогда же он сообщил, что других мастеровых он попросит, когда они понадобятся. И это разумно. Зачем просить мастеров «для дела железа», если еще даже домна не построена. Прошел год. До выплавки первого чугуна оставался год с небольшим. Но, чтобы обучить людей Походяшина «ковке железа», построить молотовые фабрики, тоже требуется время. Поэтому 9 марта 1759 года Максим Михайлович подает в Канцелярию доношение, в котором просит: «для действительного произведения и содержания вновь строящегося Петропавловского моего завода мастеровых людей – молотовых мастеров трех, дощатого одного, фурмового одного – дать с казенных заводов, ибо у меня собственных людей, к тому искусных, не имеется и волных никого сыскать не можно» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.130-130 об.).
     Еще в ноябре 1758 года Походяшин хотел отправить на казенные Екатеринбургский и Верх-Исетский заводы семь «волных охотников» для обучения ковке железа, которые позднее отказались ехать на учебу. Но готовить кадры надо, пусть и на месте. И 11 марта Канцелярия выносит решение: «Хотя, за раздачею ныне казенных заводов в партикулярное содержание, при оставшихся в казенном содержании заводах в мастеровых людях невесьма  достаточно», но государство своими указами велит заводчикам «к размножению промыслов советом и делом вспомогать». Поэтому было решено дать Походяшину 3 молотовых, 1 дощатого мастеров с Екатеринбургского завода, а фурмового «хотя из учеников, знающего то дело» с Каменского завода. Это были молотовые мастера Антон Герасимов, Тимофей Чуркин, Никула Федоров и дощатый мастер Егор Питерский. С Каменского завода был определен фурмовой ученик Яков Холкин, знающий «как фурмовое, так и песошное дело» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.83, 138 об., 164). Были они определены на Петропавловский завод на три года и отправились туда в конце марта – начале апреля 1759 года.
     12 ноября 1759 года Максим Михайлович доносит Канцелярии «при вновь строющемся Петропавловском моем заводе домна и молотовые фабрики за помощию божией строением ко окончанию приходят». В тот же день заводчик передает в Канцелярию и доношение от работающих на Петропавловском заводе казенных мастеровых, в котором они сообщают, что посланы к Походяшину «для обучения к доменному, к молотовому и дощатому делу», но при Петропавловском заводе доменных, молотовых и дощатых подмастерьев и работников «знающих те мастерства, не имеется и с ними никого не определено. А ныне время наступет, чтоб завод в действие произвесть, бес которых при первом случае, по новости того завода, без настоящих к тому делу подмастерьев и работников, преминовать никак невозможно, ибо де с незнающими людми на первой случай в назначенные мастерства вступить, то не точие их обучить, но и настоящего своего порученного дела не исправить» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1631. Л.174). То есть обучать людей они обучали, но без помощников, практически знающих выплавку чугуна и ковку железа, когда войдут в действие домна и молотовые фабрики, они обойтись не смогут. Поэтому «за таковые, якобы от нерачения их, неисправности от здешней канцелярии не понесть не повинного штрафа, а заводчику остановки и от того б не последовало немалого убытка». И просят, чтоб определить к ним «пристойное» число подмастерьев и работников с казенных заводов. По справке из Екатеринбургской заводской конторы оказалось, что отставных и назначенных к отставке подмастерьев и работников нет, а из работающих кто отдан на партикулярные заводы, кто находится при денежном деле, кто под караулом. Но так как незадолго до этого на Екатеринбургском заводе произошел пожар и часть фабрик сгорела, то решено было отправить на Петропавловский завод молотовых и дощатых «находящихся ныне здесь за згорением фабрик праздно, а доменных с Каменского завода». Это решение было принято только 28 декабря, а 19 января 1760 года были посланы указы в Екатеринбургскую и Каменскую заводскую конторы. И только в середине февраля для отсылки были определены с Каменского завода доменный подмастерье Семен Тупикин, с Екатеринбургского дощатые подмастерья Никула Комаров, Евдоким Селянин, дощатый работник Филат Комаров, молотовые подмастерья Дмитрий Степанов, Игнатий Ялунин, Иван Спиридонов, молотовые работники Павел Парамонов, Яков Порошин, Егор Крохалев.(ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1631. Л.176-177).
     В ведомости Петропавловской заводской конторы за 1760 год, подписанной Василием Походяшиным 14 октября 1761 года, говорится «Построен и в действие пущен доменной горн июня с 26-го числа 1760 года» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1674. Л.34, 34 об.). Но одно дело просто выковать железо, совсем другое – наладить производство железа разных сортов. Для этого требовался более опытный мастер-уставщик. Поэтому М.М.Походяшин отправляет в Канцелярию частное письмо: «на Петропавловском заводе ковка полосового железа производить уже начата, токмо за неимением того дела уставщика, в настоящей порядок не приведена» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1644. Л.3) и просит прислать уставщика. 2 сентября 1760 года Канцелярия принимает решение отправить к нему бывшего молотового уставщика, а ныне мастера Павла Иванова, «коему тамо и с проездом, как вперед, так и обратно, пробыть не более двадцати дней"
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #27 - 30.01.2011 :: 16:42:33
 
Выплавка чугуна налажена, ковка железа тоже и, хотя трехлетний срок пребывания на заводе мастеровых еще не закончился, Походяшин отправляет в Екатеринбург Антона Герасимова и Никулу Федорова, которые «за старостми и от продолжителных их трудов крайнюю слабость имеют, и впредь чаемой от них надежды ко исправлению их должности, предвидетца, исправлять не в состоянии». С ними был отправлен и Егор Питерский с четырьмя работниками. (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1630. Л.280). В архиве хранится доношение третьего молотового мастера – Тимофея Чуркина, которое он подал в Канцелярию 8 марта 1762 года. В доношении сообщает, что в марте 1759 года был послан к Походяшину «для дела кричного железа», а 10 марта 1761 года «от оного заводчика по недостаточеству при том ево заводе к ковке железа чюгуна, з данным за рукою ево писмом, для свидания з домашними моими сюда в Екатеринбург и отпущен». Отпущен он был до 15 апреля, но по прибытии в Екатеринбург сильно заболел и только сейчас оправился от болезни (когда закончился срок пребывания у Походяшина – прим. М.Б.). Чуркин просит «определить при здешнем Екатеринбургском заводе к кричной работе по прежнему». Что Канцелярия и сделала, а Походяшину сообщила об этом указом(ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1708. Л.491-491 об.).
     22 декабря 1763 г. доменный подмастерье Семен Тупикин аттестует работников Петропавловского завода Степана Котельникова и Осипа Анисимова в мастера «понеже оные...доменное искуство знают и новую домну сами собою и в спуск, в действо спустят, и все доменное вождение добропорядочно знают», а Кузьму Подковыркина Малого и Федора Власова в подмастерья, которые «кроме доменного строения, толко вождение доменное знают и фурмы змазывать умеют и те свои должности снесть могут». После этого он был отправлен обратно в Екатеринбург с доношением от Петропавловской заводской конторы, в которой говорилось «в ево в производстве была надежность и ревносное старание, коего по ведомости впред того не предвиделось» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1742. Л.959-960). В марте 1764 г. в Екатеринбург «по неимению в них тамо надобности» были отправлены молотовые подмастерья Игнатий Елунин и Дмитрий Степанов (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1773. Л.107).
Кроме того, что Петропавловский завод был железоделательным он еще являлся и медеплавильным. Прошло уже почти два года со времени подписания указа о разрешении строительства завода, когда в очередном доношении в Канцелярию, поданном 12-го ноября 1759 г., Походяшин сообщает: «...при вновь строющемся Петропавловском моем заводе домна и молотовые фабрики, за помощию божиею, строением ко окончанию приходят. При котором, в силе тех же указов, дозволено производство медиплавиленное произвесть. Которое хотя строить уже и начаты, токмо по новости тех заводов, за неимением знающих людей, таковое медиплавиленное дело производить и содержать никово не имею...». И просит прислать плавильного уставщика Федора Яковлева, чтобы «...за неимением плавиленного уставщика, в строении и производстве медиплавиленных печей, и в порядочном произведении и установлении плавки меди, и в порядочном произведении и установлении плавки меди, в тамошнем пустом и отдаленном от жилых мест, по новости моей, не последовало остановки, или напрасного убытка приключитца не могло...» (ГАСО. Ф. 24. Оп.12. Д.3125. Л.152, 152 об.). Ведь надо было не просто построить печи, а построить со знанием дела, не просто заложить руду в печи, а рассчитать весь процесс плавки, с учетом всех особенностей местных руд. Таким высококлассным специалистом по выплавке меди на казенных заводах в то время являлся Федор Яковлев. И Максим Михайлович об этом прекрасно знал. Канцелярия удовлетворила просьбу заводчика. Уже 17 ноября она дает указание Пермскому горному начальству послать Яковлева на Петропавловский завод сроком на один месяц, не считая проезда. Естественно, за счет просителя «...Куда ему Яковлеву прибыв, каким медиплавиленным печам быть надлежит, также и каким порятком, по качеству тамошних руд, плавить оную, и обо всех к тому принадлежностях, разсмотря обстоятельно, дать писмянное наставление, а чему потребно будет, то и модели...» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.153).
1 мая 1761 г. на Петропавловском заводе выплавили первую медь. Но одно дело выплавить черную медь из руды, и другое дело очистить ее на гармах#рском горне. Для этого нужен мастер более высокого класса – гармах#рский. 10 марта 1760 г. в Канцелярию служитель Походяшина Иван Карташев подает прошение, «для плавки меди и установу того плавиленного дела, знающего оное, мастера или плавильщика нет, отчего показанной заводчик претерпевает всекрайную нужду» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.3329. Л.218) и просит для «установу того плавиленного дела надобности, знающаго оное, мастера или плавилщика дать на такое время, в которое б можно было своих людей к тому плавиленному делу их обучить». В тот же день Канцелярия выносит решение послать на Петропавловский завод со здешнего Екатеринбургского завода плавильного мастера Ивана Евсевьева «на такое время пока здесь в нем нужда будет, ибо по згорении здешняго завода и до построения новаго, по ево должности, здесь ныне нужды в нем не состоит». 15 марта из Екатеринбургской конторы денежного дела в Канцелярию поступило ответное доношение, в котором она сообщает, что гармах#р Евсевьев «при денежном деле находится не празден, но при своей должности, ибо при денежном деле та плавилная фабрика ныне действием неменше, как и до пожара была», однако, исполняя канцелярский указ, отправляет Евсевьева на Петропавловский завод, который к маю 1764 г. обучил выплавке и очистке меди трех человек. После чего был отпущен в Екатеринбург (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1773 Л.331). 
На 1-е января 1765 г. при Петропавловском заводе еще оставались дощатый подмастерье, меховой и фурмовой ученики (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1789. Л.99 об.). 
     Наверное, можно подвести итог первого этапа существования Петропавловского завода – этапа строительства. Конечно, строительство будет продолжаться и дальше, но это будет уже этап развития, расширения производства. А тогда, в период с 1757 г. по 1761 г., были освидетельствованы место под завод, десятки рудных приисков, построены плотина и фабрики, добыты первые пуды руды и выплавлены первые чугун и медь, выковано первое железо. Мы видим, как на протяжении всего этого периода государство оказывало большую помощь М.М.Походяшину в строительстве завода, посылая сюда горных офицеров, строителей, мастеровых для налаживания производства и обучения кадров. Государство понимало, что помогая развитию частного предпринимательства, оно тем самым в дальнейшем получит выгоду и для себя.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #28 - 31.01.2011 :: 18:42:21
 
Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Вагран» № 60
газеты «Наше слово». Североуральск, 24 сентября 2001. № 114.



ПЕРВАЯ  МЕДЬ  ПЕТРОПАВЛОВСКОГО


     2001 год является юбилейным для уральской металлургии. А для Североуральска этот год вдвойне юбилейный. 240 лет назад, в мае 1761 года, на Петропавловском заводе были выплавлены первые пуды меди, положившие начало медному производству на Северном Урале. Какие события предшествовали этому?
     1 сентября 1757 г. верхотурский купец Максим Михайлович Походяшин подал в Канцелярию Главного заводов Правления доношение, в котором просил разрешения на строительство чугуноплавильного и железоделательного заводов на Колонге, «и для переплавки медных руд с двумя или тремя плавильными печами и одним гармах#рским и штыковым горнами» (В гармах#рском и штыковом горнах происходила очистка черновой меди. – Прим. М.Б.). Для освидетельствования места под завод Канцелярией были посланы старший пробователь Екатеринбургской лаборатории, унтершихтмейстер, Леонтий Федорович Яковлев и мельничный мастер Екатеринбургского завода, за уставщика, Иван Савастьянов. Осмотрев место, они дали свое заключение: «…А в медных рудах ныне благонадежности никакой еще не видно, а как по разработании впредь благонадежность окажется, тогда…скласть плавиленные три печки, или, смотря по доволству руды, также гармах#рской и щтыковой горны…». Канцелярия к данному заключению добавила свое мнение, что, если Походяшиным будут найдены прииски с достойным содержанием медной руды, то количество медеплавильных печей можно будет увеличить. Мнение Канцелярии, своим указом от 4 декабря 1757 г., подтвердила и Берг-коллегия, добавив: «…И как им Походяшиным тот доменной и молотовой заводы и медиплавиленные печки строитца начнутся и ко окончанию приведены будут, и плавка чугуна, и ковка железа, и плавка меди действительно происходить будет, о том ему Походяшину в Берг-коллегию и Канцелярию Главного заводов Правления репортовать…». Завод надо было построить в три года со дня подписания указа.
     Прошел год. Строительство Петропавловского завода шло полным ходом. Но для «ковки полосового железа и плавки меди» нужны были знающие это дело люди. Таковых у Походяшина не было. Поэтому в своем доношении, поданном 27 ноября 1758 г., он просит Канцелярию принять на казенные заводы «из обысканных мною, за неимением крепостных крестьян, волных охотников семь человек», которых бы и определить «к ковке железа» на Екатеринбургский или Верхисетский, а «к плавке меди» на Пермские заводы. При этом он просит, чтобы здешние молотовые мастера, а на Пермских заводах плавильный уставщик Федор Яковлев (отец Леонтия Яковлева – Прим. М.Б.), обучали «безскрытно, чтоб впредь к содержанию объявленного Петропавловского моего завода достойными мастерами, без потеряний времени, быть могли». А деньги на пропитание давать им из казны «понеже они работать будут заменяя других работников в пользу тех заводов» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.116 об., 117). 8-го декабря Канцелярия выносит решение определить пятерых из «волных охотников» в Екатеринбургскую заводскую контору для обучения ковке железа, а двоих отослать в Пермское горное начальство для обучения плавки меди. От Походяшина же был потребован «имянной реэстр» пожелавшим обучаться, который и был подан уже 10 марта 1759 г.: «…Соли Камской посадские Дмитрей Семенов сын Хлепятин, Степан Герасимов сын Котелников, да верхотурской посадской же Егор Васильев сын Абушкин…» и просит «…отослать на Пермские казенные заводы. А для обучения ковке железа объявить ныне некого, ибо которые прежде хотя и пожелали, но после отказались…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Л.3125. Л.170). Посылаемые были хорошо известны Походяшину, так как Степан Котелников был сыном походяшинского рудоискателя, а Дмитрей Хлепятин племянником поверенного заводчика, Ивана Хлепятина. Года за три до этого Дмитрий уже обучался пробирному искусству у Леонтия Яковлева, а спустя несколько лет станет известным Екатеринбургским купцом. Очевидно, в Екатеринбург они приехали вместе с Максимом Михайловичем, так как уже на следующий день, 11 марта, тот получил от Канцелярии указ для Пермского горного начальства с повелением принять людей для обучения.
     Прошло уже почти два года со времени подписания указа о разрешении строительства завода, когда в очередном доношении в Канцелярию, поданном 12-го ноября 1759 г., Походяшин сообщает: «…при вновь строющемся Петропавловском моем заводе домна и молотовые фабрики, за помощию божиею, строением ко окончанию приходят. При котором, в силе тех же указов, дозволено производство медиплавиленное произвесть. Которое хотя строить уже и начаты, токмо по новости тех заводов, за неимением знающих людей, таковое медиплавиленное дело производить и содержать никово не имею…». И просит прислать плавильного уставщика Федора Яковлева, чтобы «…за неимением плавиленного уставщика, в строении и производстве медиплавиленных печей, и в порядочном произведении и установлении плавки меди, в тамошнем пустом и отдаленном от жилых мест, по новости моей, не последовало остановки приключитца не могло…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.152-152 об.). Ведь надо было не просто построить печи, а построить со знанием дела, не просто заложить руду в печи, а рассчитать весь процесс плавки, с учетом всех особенностей местных руд. Таким высококлассным специалистом по выплавке меди на казенных заводах, в то время, являлся Федор Яковлев. И Максим Михайлович об этом прекрасно знал. Канцелярия удовлетворила просьбу заводчика. Уже 17 ноября она дает указание Пермскому горному начальству послать Яковлева на Петропавловский завод сроком на один месяц, не считая проезда. Естественно, за счет просителя «…Куда ему Яковлеву прибыв, каким мелеплавильным печам быть надлежит, также и каким порятком, по качеству тамошних руд, плавить оную, и обо всех к тому принадлежностях, разсмотря обстоятельно, дать писмянное наставление, а чему потребно будет, то и модели…» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.153). Как видим, семья Яковлевых приняла большое участие в становлении Петропавловского завода.
Наверх
 
 
IP записан
 
Mihail
Энтузиаст
***
Вне Форума


Я люблю наш Форум!

Настрочил: 374
Екатеринбург
Пол: male
Re: Статьи М.С.Бессонова по истории северной части Верхотурского уезда
Ответ #29 - 31.01.2011 :: 18:44:53
 
Итак, люди для обучения плавки меди отправлены. Строительство медеплавильных печей идет. Но как же с рудой? Ведь два года назад «в медных рудах ныне благонадежности никакой еще не видно». Неужели что-то изменилось к лучшему? Да. И можно с большей долей уверенности сказать, что это была руда не с Турьинских рудников, а местная. Подтверждение этому мы находим в рапорте Екатеринбургского школьного подмастерья Петра Феофановича Солонинина, который в 1759 г. отводил леса к Турьинскому (Богословскому) заводу и освидетельствовал вновь найденные рудные прииски: «…Декабря 7-го числа осматривал медной рудник, состоящей выше Петропавловского завода, подле речку Колонгу, по течению оной на правой стороне. От речки во 145 саженях, на отведенной в 1757 году пробователем Яковлевым, для добычи железной руды, дистанции. На которой в минувшем 1759 году, во время добычи железной руды, под оною оказалось в глубь медная мяхкая разборная руда, которой и добыто например до 35000 пуд…И просил меня помянутой заводчик Походяшин, чтоб для добычи медной руды к прежней дистанции назначить еще другую такую же дистанцию, точие я другой дистанции, без особливого указа, назначить не смел» (ГАСО. Ф.24. Оп.12. Д.3125. Л.102, 102 об.). Судя по всему, это был Покровский рудник. Число медных приисков и количество в них руды, видимо, заставило задуматься Походяшина о переориентации с чугуноплавильного производства на медеплавильное уже в 1759-60 гг., еще в ходе строительства Петропавловского завода и до открытия Турьинских рудников.
     22 февраля 1760 г. Берг-коллегия вынесла определение: взять у Походяшина «скаску» о количестве уже построенных домен, молотов и мелеплавиленных печек. По всей видимости, Максим Михайлович в это время сам находился в Санкт-Петербурге, так как в указе Берг-коллегии о приписке к Петропавловскому и Турьинскому (Богословскому) заводам чердынских крестьян, от 29 февраля 1760 г. уже говорится, что верхотурский купец Максим Походяшин «скаскою» показал: «…на речке Колонге построен называемой Петропавловской завод. При котором имеется для плавки чугуна вододействуемая домна одна, да для ковки того чюгуна в полосы вододействуемых молотов пять, которые к действительному произвождению готовятся, да для переплавки медных руд в медь строятся ныне плавиленные четыре печки и оные печки строением приходят ко окончанию. Да к тому еще пред будущим сего летом построит он при том заводе медиплавиленных четыре ж печки. И к построению оных материал в готовности…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1649. Л.11). К сожалению, «скаски» этой в Свердловском областном архиве нет. Ее следует искать в Москве, в фонде Берг-коллегии. Как видим, Походяшин увеличивает количество медеплавильных с 2-3 до 8, т.е. в 2,5-3 раза. Во исполнение указа Берг-коллегии, Канцелярия 13 апреля 1760 г. приказала послать к Походяшину указ и велеть «…чтоб он вышеписанный на речке Колонге завод и при нем домну, и для ковки железа пять молотов, и медиплавиленных восемь печек всеконечно построил и в действо оные пустил на определенное берг коллегией время, то есть сего году к декабрю месяцу не отменно, не принося ни каких отговорок…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1649. Л.15, 15 об.). И уже 26 июня Петропавловский завод выплавил первые пуды чугуна. Всего же в 1760 г. было выплавлено чугуна в штыках и крохах – 7000 пудов. Приходится только сожалеть, что пока не найдены в архиве документы о выплавке первого чугуна. Но рассказ сейчас не о чугуне, а о меди.
     Мы знаем, что Походяшину было велено подать в Канцелярию и Берг-коллегию рапорт, когда начнется выплавка меди. И вот 14 мая 1761 г. сын Максима Михайловича, Михаил, подает в Канцелярию рапорт: «Во исполнение Ея Императорского Величества указов из государственной берг коллегии и из объявленной главного заводов правления канцелярии, на отводном, именованному отцу моему заводчику Походяшину, на речке Колонге месте, божиею помощию, чрез прилежное, оного отца моего Походяшина, старание, с немалым употреблением капитала ево, железовододействуемой и медиплавиленной, именуемой Петропавловской, завод построен. И сего 1761 года майя 1 дня при оном заводе, по одну сторону ларя, пущено в действие в одной фабрике шесть печей медиплавиленных…» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.1677. Л.323). Так было сообщено о выплавке первой меди. Почему-то Канцелярия на это сообщение отреагировала с опозданием. Только 5 декабря, выслушав рапорт, она приказала послать на Петропавловский завод унтершихтмейстера Ивана Колокольникова, чтобы тот, проведя пробную плавку, мог определить сколько чистой штыковой меди завод сможет выплавить в год. В помощь ему придавался от Екатеринбургской заводской конторы «знающий плавиленное дело один человек ремесленник». Но 10 января 1762 г. в Канцелярию от Колокольникова поступило доношение, в котором он сообщает: «…не без известно мне учинилось, что те вододействуемые медиплавиленные печки ныне состоят, за маловодием, во остановке. К тому же и заводчик Походяшин отбыл в Санкт-Петербург…» и просит его не посылать на завод до прибытия заводчика из Петербурга, так как «…хотя б те печки и в действии обращались, но без самого заводчика Походяшина учинить в выплавке меди пробы никак не возможно, дабы от него впредь не могло учинится каких либо препятствиев, а мне б от того не понесть напрасного ответу…». 28 января в Канцелярию поступает доношение от Василия Походяшина, из которого мы узнаем, что в 1761 и 1762 гг. завод выплавил чистой штыковой меди, «на денежное дело годной», 422 штыка, весом 425 пудов 31 фунт. Медь отправлена в Екатеринбург с гармах#ром Иваном Евсеевым. Василий Походяшин просит выдать деньги за выплавленную медь находящемуся в Екатеринбурге поверенному при питейных сборах Василию Замятину.
     Кто же перевозил в Екатеринбург первую Петропавловскую медь? Это были работники служителя Петропавловского завода Федота Галафтина: Ефтифей Васев, Петр Глазунов с товарищами. Далее Канцелярия решает по какой цене заплатить за медь – по 6 рублей за пуд, или по 5. 7-го февраля она приказывает послать указ в Екатеринбургскую контору денежного дела и велеть «…присланную при вышеприобщенном доношении медь, 425 пуд 31 фунт, или сколко при приеме по весу явитца, со свидетелством мяхкости ее и годности, ко употреблению в дело монеты, принять верным весом…», а оплату произвести по 6 рублей за пуд, т.е. 2554 рубля 65 копеек.
     В заключении, наверное, можно сделать вывод, что первая медь Петропавловского, а значит и Северного Урала, была выплавлена из руды местного Покровского рудника, открытого Степаном Богомоловым. Так мы перевернули еще одну страницу из истории Петропавловского (Североуральска). Надеюсь, что не последнюю.
Наверх
 
 
IP записан
 


Страниц: 1 2 3 4 5
Печать